Портал малого и среднего
предпринимательства

Республики Саха (Якутия)
Центр поддержки предпринимательства РС(Я)
8-800-100-58-80
Бесплатная «горячая линия»
для предпринимателей
17 августа 2017
Советы маркетолога
Бизнес в стиле research: какие приемы управления предприниматели могут «подсмотреть» у ученых

Автор: Татьяна Митрова, Forbes Contributor

Исследователь всегда работает в условиях высокой неопределенности, огромных массивов информации, открытых границ, и бизнесу тут есть чему поучиться.

Проработав много лет в научных проектах в Москве, Оксфорде, Нью-Йорке, Париже, Токио и Эр-Рияде, я все отчетливее вижу, как стирается граница между классическими исследовательскими проектами и современным предпринимательством. Волна радикальных изменений, обусловленная новыми технологиями, бизнес-моделями и меняющимися потребительскими предпочтениями, накрывает сейчас все рынки, резко повышая нервозность их участников и создавая новые тренды в управлении организациями. А для нас, исследователей, это привычная среда обитания: ученые всегда работают в условиях высокой неопределенности, огромных массивов информации, открытых границ и активной человеко-машинной кооперации, фокусируясь в первую очередь на выращивании ценности своих сотрудников — узнаете модные слова? Так что предпринимателям есть что подсмотреть у ученых!

Первое и главное: любое научное исследование — это всегда про людей. Вот уж где битва за таланты и способы их отбора отточены десятилетиями! Подготовка хорошего исследователя — это даже не годы, а вся жизнь: процесс обучения и прокачки новых навыков не заканчивается никогда. При этом автоматизация, роботизация, big data и прочие прелести «индустрии 4.0» тут никого не пугают: ценность хорошего сотрудника настолько велика, а бэкграунд настолько уникален, что искусственный интеллект не воспринимаются как конкурент естественному (что зачастую происходит в других секторах). А вот возможность разгрузить классных специалистов, колоссальное повышение производительности и доступа к информации и идеям, которые обеспечивают новые технологии — это как раз ценится очень высоко.

Кстати, к вопросу об идеях. Это, пожалуй, второе важнейшее отличие исследовательского центра от традиционных корпораций. Здесь подход «я — начальник, ты — дурак» не котируется. Кто бы ни привнес новую идею, научная этика требует как минимум непредвзято ее рассмотреть. И очень часто оказывается, что младший персонал подкидывает классные мысли, которые старшим и маститым и в голову не приходили. Научно-исследовательская команда по определению очень демократична. Не раз наблюдала, как желторотый лаборант горячо спорил с академиком или вчерашний аспирант в хлам разбивал логические построения руководителя всего исследовательского центра. И, к чести старших, это их никогда не бесило, а наоборот, веселило и приводило в состояние азарта.

Научное сообщество в целом отличается высокой степенью толерантности к мнению коллег, ориентировано на дискуссию (хотя и здесь бывает, что интриги и борьба за влияние подрывают этот принцип). И это тот подход, который в современных условиях стоит перенимать любым компаниям. Когда действовать приходится в условиях высокой неопределенности, заслуженные и молодые сотрудники оказываются равны: прежний опыт часто плохо работает, все наши представления приходится отставить в сторону и начинать исследование практически с нуля. Кроме того, любой юный стажер сейчас лучше владеет современными технологиями, чем руководитель его департамента. Ключевыми для успеха становятся готовность участников общего проекта к диалогу на равных и отказ от столь любимых многими иерархических структур.

Такая парадигма требует и других способов коммуникации: скорость сейчас становится одним из важнейших конкурентных преимуществ, так что тратить месяцы на согласование каждого «чиха» никто не может себе позволить. Очень высока роль неформального общения. Вот почему, кстати, в современных кампусах университетов и исследовательских организаций самое важное помещение не зал совещаний, а кафе, где за чаем решаются вопросы, которые в противном случае могли бы висеть неделями и месяцами.

Не только неформальные коммуникации, но и в целом простота организации и процедур — вот что сильно отличает исследовательские центры от современных корпоративных структур, которые вполне естественным образом стремятся все формализовать и быстро обрастают огромным объемом практик, правил, регламентов и процедур. Призванные, по идее, упрощать жизнь, эти рамки достаточно быстро превращаются в огромный тормоз и накладывают колоссальные трансакционные издержки на любое действие.

А вот с моими коллегами из Колумбийского университета у нас общение вообще построено почти исключительно онлайн: физически я в Нью-Йорк попадаю не чаще, чем раз в три месяца, но это совершенно не мешает вести несколько глобальных проектов. И это становится все более распространенной практикой. Таким образом, еще одна составляющая успеха для эффективной исследовательской команды состоит в использовании современных технических платформ. Электронная почта в этом отношении – пожалуй, самое старомодное средство, поскольку не позволяет добиться главного – аккумулировать данные в таком формате, который позволял бы не просто вести дискуссию, но и сохранять обзор ситуации по всем находящимся сейчас в разработке проектам. На помощь приходит Slack, Zoom для видеозвонков, Google Docs и DropBox для совместных корректировок документов и другие виртуальные платформы для совместной работы над документами и базами данных. Эти современные технологии позволяют людям оставаться постоянно в контакте, иметь доступ к данным из любого места, без проблем работать удаленно и кооперироваться с коллегами по всему миру в режиме реального времени.

Но главная, на мой взгляд, особенность исследовательских групп — способность быстро адаптироваться. Новомодные подходы Agile и Lean — это, по сути, типичный для большинства исследовательских организаций способ функционирования с динамической корректировкой постановки задач и итерационным процессом разработки решений. Это позволяет снижать риски путем сведения разработки к серии коротких циклов. Уже много десятилетий в научной среде под каждый проект формируются небольшие, мобильные группы по матричному принципу, состоящих из специалистов различного профиля, работающие короткими «забегами», корректируя цели в зависимости от полученных результатов. Немедленное проведение экспериментов для тестирования пришедших идей, быстрое прототипирование — это все принципиально другая инновационная культура, предполагающая немедленную проверку возникшей гипотезы.

Кстати, еще одна характерная особенность принятых в современной науке практик: не только матричный принцип формирования исследовательских групп, но и чаще всего их многонациональный состав — они становятся по-настоящему глобальными. Подчас над одним проектом работают эксперты из России, Японии, Соединенных Штатов — в общем, наука не ведает границ. Благодаря этому удается объединить для решения сложных задач людей с самым разным жизненным опытом и культурным бэкграундом, посмотреть на проблему с разных позиций и, что закономерно, добиться наибольше глубины и точности экспертизы. В этом отношении наука и бизнес уже максимально приблизились друг к другу: в управленческие команды российских компаний приглашаются «экспаты», и, наоборот, российские топ-менеджеры становятся полноправными участниками штаб-квартир глобальных офисов.

Еще один момент, который большинство компаний могли бы с пользой для дела перенять у современного академического сообщества, заключается в мультиактивности, которая становится возможной при предоставляемом ученым гибким графике. И вопрос здесь не только в построении work&life balance, то есть поиска оптимального соотношения между выполнением трудовых задач и личной жизнью. Дело скорее в другом: в научном мире не считается чем-то зазорным комбинация постоянной занятости и разного рода фриланса, а она как раз достижима только в том случае, если работник обладает свободой в планировании своего времени. Из всех своих трудовых активностей ученый извлекает не только прибыль, но и новый интеллектуальный опыт, который в конечном итоге повышает уровень подготавливаемого им продукта и приносит по цепочке пользу основному работодателю. То есть результативнее и ценнее тот исследователь, который не замыкается в стенах своей организации. Стажировки, международные проекты, вовлеченность в преподавание и все формы обмена опытом горячо поддерживаются, поскольку именно это повышает уровень исследователя, его кругозор и арсенал используемых методик.

В современном научном мире запереться в своей келье и рассуждать о количестве ангелов, помещающихся на острие иглы, уже не популярно. Престиж исследователя не только в том, что он сделал для своей организации, а в том, что он сделал для науки в целом. Корпоративный мир к такой практике еще не пришел: дистанционная работа уже приветствуется многими участниками рынка, но вот к сопутствующей внекорпоративной деятельности своих штатных работников компании относятся в своей массе настороженно и как минимум ее не поощряют. Возможность «разделять» талант между несколькими организациями требует нового подхода прежде всего от самих организаций.

Мир бизнеса, как и мир науки, становится всё более дружелюбен к людям, чье жизненное кредо — развиваться, исследовать и открывать. Но стены исследовательских учреждений пока более комфортны для них, чем офисы корпораций. Преодолеть эту дистанцию — в интересах прежде всего самого бизнеса.