Мы готовы ответить на Ваши вопросы
8-800-200-01-12

Общероссийская линия по коронавирусу (круглосуточно)

8-800-550-21-24

Управление Роспотребнадзора по Республике Саха (Якутия) (с 9:00 до 18:00 по якутскому времени)

8-800-222-22-22

Федеральная налоговая служба (с 9:00 до 18:00 по московскому времени)

8-4112-500-567

Управление Федеральной антимонопольной службы Республики Саха (Якутия) (с 09:00 до 18:00 по якутскому времени)

8-800-100-14-03

Министерство здравоохранения Республики Саха (Якутия) (с 09:00 до 18:00 по якутскому времени)

8-4112-50-80-75

По вопросам трудовых отношений

8-800-201-34-30

Торгово-промышленная палата РФ (с 9:00 до 20:00 по московскому времени)

8-800-100-77-88

Горячая линия по вопросам предоставления услуг связи E-YAKUTIA (с 09:00 до 18:00 по якутскому времени)

7-925-054-72-12

Центральный аппарат Росимущества (с 9:00 до 18:00 по московскому времени)

Новости
Брифинг Министра экономического развития Максима Решетникова
5 февраля 2021

Темы брифинга: ситуация с ценами на продовольственные товары, ход реализации общенационального плана восстановления экономики.

Из стенограммы:

Вопрос: Максим Геннадьевич, какие меры принимаются для защиты внутреннего продовольственного рынка от колебаний мировых цен? Насколько эти меры эффективны?

М.Решетников: Действительно, вопрос цен на продовольствие был одним из основных на состоявшейся сегодня встрече Президента страны со мной. Правительство принимает сейчас целый комплекс мер, в первую очередь экономического регулирования. Есть блок мер административного регулирования – что связано с заключением соглашений с сетями и производителями. Но в большей степени мы делаем акцент именно на экономический комплекс мер. Это касается установления экспортных пошлин, предоставления субсидий производителям, стимулирования программ развития производства продовольствия.

На сегодняшний день какую мы наблюдаем ситуацию? Во-первых, мы достаточно большой комплекс мер приняли в конце прошлого года. Он касался введения экспортных пошлин на семена подсолнечника и пшеницу, а также принятия решений по выделению субсидий производителям муки, хлеба, хлебопекарным предприятиям.

Но ситуация конца прошлого года и начала этого года показала, что принятых мер недостаточно, потому что пошёл очень активный рост цен на продовольствие на мировых рынках. А поскольку мы являемся крупнейшим в мире экспортёром зерна, то этот рост цен на мировых рынках перекинулся и на внутренние рынки. Поэтому Правительство по поручению Президента приступило к выработке дополнительных мер.

И уже системной мерой стал механизм зернового демпфера, о котором я докладывал Президенту и который Президент поддержал. Он состоит из двух больших направлений. Первое – это установление на долгосрочной основе экспортной пошлины на зерно. Напомню, что в конце прошлого года мы установили экспортную пошлину с 15 февраля в размере 25 евро на тонну и установили одновременно квоту в 17,5 млн тонн, которая работает с 15 февраля до 30 июня. В начале года выяснилось, что этих мер недостаточно. Поэтому мы пошлину с 1 марта увеличили до 50 евро за тонну. Но в то же время рынок экспортёров, производители зерна вполне резонно задавали вопрос, что будет после 30 июня: какие дальше будут меры, какой будет механизм? И как раз механизм плавающей экспортной пошлины – то, что сейчас предлагается, – даёт эту определённость рынку. Он будет работать уже в течение долгосрочного периода, и он предполагает, что размер пошлины будет определяться в зависимости от той цены экспорта, которая будет складываться.

Предлагается формула расчёта размера экспортной пошлины следующим образом: при мировой цене до 200 долларов за тонну пошлина взиматься не будет, при цене, превышающей 200 долларов за тонну пшеницы, будет взиматься пошлина в размере 70% от превышения этой базовой цены в 200 долларов.

Одновременно с этим буквально только что Председатель Правительства подписал постановление, связанное с расчётом этой базовой цены. Вводится механизм регистрации экспортных контрактов на бирже. Соответственно, на основе этой информации биржа будет – с 1 апреля вводится эта регистрация – публиковать цены контрактов, и на основе этих цен контрактов уже Минсельхоз будет рассчитывать размер пошлины.

Одновременно с этим такой же плавающий механизм вводится также и на ячмень, и на кукурузу. Подчеркну, что всё это продолжает работать вместе с установленной квотой в 17,5 млн т. Таким образом, у нас и производители зерна, и экспортёры получают чёткую экономическую модель, которая позволит им просчитывать свою экономику, участвовать в международных тендерах и, главное, даст определённость на долгосрочный период и, соответственно, с учётом этого возможность планировать и свою политику на рынках.

Вторая часть механизма – это возврат денег в сельское хозяйство, потому что было поручение Президента, чтобы все средства, которые будут получены в рамках экспортной пошлины, вернулись в сельское хозяйство, вернулись в виде субсидий растениеводам. Соответственно, такой порядок Министерством сельского хозяйства тоже сейчас готовится. Он предполагает, что в зависимости от объёмов производства зерна деньги будут возвращены регионам, а регионы доведут их уже до сельхозпроизводителей. Получается, механизм зернового демпфера состоит из двух таких элементов. Он призван создать долгосрочные понятные условия для работы отрасли. Деньги, которые поступят в виде экспортной пошлины, а по факту это будут деньги с внешних рынков, вернутся в виде дополнительных инвестиций в наше сельское хозяйство. Это с одной стороны. А с другой стороны, это позволит предотвратить перенос колебаний цен внешнего рынка на наши внутренние рынки.

Ещё раз подчеркну, Президент поручил максимально ускорить выход соответствующих постановлений, они сейчас доработаны и представлены в Правительство. Идут последние доработки на площадке Правительства. Мы рассчитываем, что в ближайшее время эти постановления будут приняты. Председатель Правительства дал такие поручения. Сам механизм вступит в силу с 1 апреля, а первое установление пошлины произойдёт 2 июня по итогам наработки расчёта цены, определения базовой цены, индикативной цены, то есть решения всех этих вопросов. В это время будет действовать пошлина 50 евро за тонну, та, что установлена у нас с 1 марта. Поэтому мы рассчитываем, что этих мер будет достаточно для того, чтобы стабилизировать, сдержать рост цен на пшеницу, а соответственно, и на всю продукцию, где она используется, на внутреннем рынке. В ближайшее время, с 15 февраля, у нас заработает базовый размер пошлины – 25 евро за тонну. А также заработает механизм субсидий хлебопёкам и мукомолам.

Вопрос: В 2020 году Правительство разработало и начало реализовывать общенациональный план восстановления экономики. Что уже удалось сделать?

М.Решетников: Этот план состоит из 515 конкретных мероприятий, то есть это очень насыщенный план, который предполагает и меры по стабилизации доходов граждан, и меры социальной поддержки, и меры поддержки безработных граждан. Второй момент – это поддержка экономики, малого и среднего бизнеса. Большой блок системных вопросов, связанных с развитием экономики. И большой блок вопросов, связанных с адаптацией экономики к текущей ситуации.

На сегодняшний момент около 200 мероприятий плана реализованы. Это антикризисные меры, мероприятия, связанные с приспособлением экономики к ситуации, которая сложилась летом и осенью прошлого года, а также достаточно большой блок системных мероприятий. Я в качестве примеров могу привести вступление в силу и запуск нового законодательства о гарантиях инвесторам, в рамках этого – так называемое законодательство о защите и поощрении капиталовложений. На сегодняшний момент 26 соглашений с инвесторами уже заключено. Объём инвестиций – почти триллион рублей. Более 20 тыс. рабочих мест предполагается создать в рамках этого механизма.

Другим механизмом и мероприятием общенационального плана является «регуляторная гильотина», в рамках которой сотни актов были пересмотрены в прошлом году и создана новая нормативная база для функционирования бизнеса.

В качестве другого примера можно привести изменение принципов расчёта прожиточного минимума и минимальной заработной платы. Благодаря реализации плана приняты законы, которые увязывают установление этих величин с медианным значением доходов населения, заработной платы. Это позволит автоматически индексировать в будущем эти величины не просто на инфляцию, а сверх инфляции, поскольку реальные доходы населения возвращаются у нас к росту и, соответственно, эти величины тоже будут расти.

И достаточно много других системных мероприятий реализовано в рамках этого общенационального плана восстановления экономики. Собственно говоря, те цифры, которые мы сейчас получаем по итогам года, это подтверждают. Вы все прекрасно знаете, что Росстат уточнил оценку ВВП: снижение минус 3,1%. Это существенно лучше даже наших последних рабочих оценок. Мы предполагали, что снижение будет в диапазоне минус 3,4–3,7, но те цифры, которые вышли, действительно показывают существенное улучшение ситуации. Мы восстановили объём производства в обрабатывающих отраслях, у нас восстановился объём производства в строительной сфере, сельское хозяйство идёт с устойчивым плюсом, то есть мы действительно видим, что по широкому спектру отраслей восстановление произошло. Данные потребительского рынка, контрольно-кассовой техники тоже это подтверждают: 7–8% мы идём с превышением к прошлому году. Но в то же время мы также отчётливо видим, что есть ряд секторов, которые не в полной мере восстановились. Это в первую очередь всё, что связано с сектором услуг, с общепитом, с гостиницами, с кинотеатрами – с этими секторами. Мы понимаем, что это требует дополнительного внимания и, возможно, дополнительных мер поддержки. Такое поручение Президент дал: обратить нам внимание именно на эти сектора и в таком максимально сжатом режиме проработать и предложить дополнительные меры поддержки.

И вторым, тоже таким очень важным вопросом в этой сфере, который в том числе обсуждался на встрече с Президентом, был вопрос дополнительных мер по поддержке безработных граждан.

Вопрос: Агентство «Интерфакс», Алексей Уваров. Максим Геннадьевич, несколько уточняющих вопросов. Во-первых, как известно, были заключены соглашения между производителями подсолнечного масла и сахара и сетями о сдерживании цен до 1 апреля. Что будет с этими соглашениями после 1 апреля? Планируется ли их продлевать и нет ли рисков, что цены на эти товары начнут расти, если соглашения продлены не будут?

Второй уточняющий вопрос. Не совсем понял, постановление о введении вот этого постоянно действующего демпферного механизма с 1 апреля подписано уже Премьер-министром или только в ближайшее время ожидается его подписание? И Вы сказали, что с 2 июня начнёт действовать пошлина. Точно с 2 июня, а не июля? Потому что, как известно, экспортная пошлина на 50 евро действует до 30 июня.

М.Решетников: По поводу соглашений по сахару и маслу. Мы наблюдаем ситуацию, мониторим. У нас и по данным Росстата, и по данным налоговой службы соглашения выполняются, цены на сахар снижаются, и от пика декабря снижение составило порядка 7%. Цены на подсолнечное масло у нас стабилизировались. Там тоже есть небольшое снижение, но мы пока это относим к таким статистическим колебаниям. Причём эту стабилизацию – снижение по сахару и стабилизацию по маслу мы наблюдаем на протяжении последних недель. Мы еженедельно проводим большое совещание на уровне ведомств по поручению Председателя Правительства, и примерно раз в две недели проходит совещание в Правительстве уже с подробным докладом.

На сегодняшний момент мы потребности в продлении соглашений не видим. Но окончательное решение будет приниматься в марте. По крайней мере Минпромторг с Минсельхозом считают, что принятых мер достаточно. И действительно, цифры это на сегодняшний момент подтверждают.

Теперь что касается статуса постановлений. Ещё раз: весь этот механизм будет вводиться тремя постановлениями. Одно постановление, которое касается биржевой регистрации контрактов, именно оно сегодня подписано. Второе постановление касается установления экспортной пошлины, и оно на сегодняшний момент внесено в Правительство, согласовано всеми ведомствами. Мы ещё дополнительно на базе Правительства, возможно, обсудим сегодня-завтра несколько вопросов, и Председатель Правительства поставил задачу в максимально сжатые сроки представить ему на подпись. Поэтому это будет сделано. Это постановление по пошлине предполагает, что новый механизм мониторинга вступает в силу с 1 апреля. Начинается регистрация контрактов, начинается расчёт этих индикаторов, и по итогам этих индикаторов, по новой формуле впервые рассчитанный механизм пошлины будет 2 июня установлен. 2 июня пошлина может измениться, то есть с 15 февраля до 1 марта – 25 евро за тонну, с 1 марта до 2 июня – 50 евро за тонну. С 2 июня, соответственно, вводится механизм гибкой пошлины, и, что очень важно, он будет действовать и после 30 июня. Потому что, ещё раз подчеркну, проблема, связанная с этими решениями, которые мы принимали до 30 июня, была в том, что производители не понимали, что будет дальше. У многих было ощущение, что 30 июня все ограничения отменяются, и, соответственно, была мотивация подождать, попридержать зерно, не предлагать его рынку и так далее. И мы видели эту ситуацию, с Минсельхозом её обсуждали. Поэтому с конца декабря мы начали обсуждать выработку этого постоянного механизма, который на сегодняшний момент был доложен Президенту, поддержан и который мы сейчас реализуем.

Третье постановление – это постановление о том, как сразу вернуть деньги в сельское хозяйство и производителям, чтобы не было ощущения, что деньги забрали и они пошли на общие бюджетные нужды. Ещё раз подчеркну: этот механизм не имеет фискальной цели, то есть нет задачи наполнить бюджет. Есть задача – стабилизировать цены на внутреннем рынке. Есть задача – дать производителям понятные правила игры. Есть задача – сделать так, чтобы сельское хозяйство продолжало оставаться выгодной сферой для вложения инвестиций, для расширения производства, создания новых рабочих мест.

Механизм, который предложен, на сегодняшний момент балансирует все эти составляющие. При этом мы понимаем, что ситуация может меняться. Мировые цены могут меняться, внутренние параметры. Многое зависит от урожая, от колебаний цен и так далее. Поэтому эти параметры экспортного механизма – 200 долларов как цена отсечения, коэффициент 0,7 и так далее – могут уточняться раз в год, когда понятны итоги года. То есть на следующий год они будут объявляться заранее и так далее. Но это вопрос более отдалённого будущего. На сегодняшний момент эти параметры будут в ближайший год действовать.

Вопрос: РИА «Новости». Вы сказали, что не видите целесообразности продлевать соглашения. В связи с этим вопрос. Могут быть задействованы какие-то меры, если произойдёт рост цен на эти товары после истечения срока действия этих соглашений? Видите ли вы вообще риск, что цены на сахар и подсолнечное масло могут вырасти? Видит ли министерство риск роста цен на другие товары? Есть статистика о росте цен на крупу, яйца и другие товары. Есть ли необходимость заключать новые соглашения?

И по поводу пошлины, о которой Вы сказали. Вы сказали про пшеницу. А по ячменю?

М.Решетников: То же самое. Там параметры другие, там базовая цена не 200, а 185. А в целом всё то же самое.

По поводу соглашений. Мы на сегодняшний момент ситуацию мониторим и потребности в дополнительных соглашениях не видим. Но в то же время мы еженедельно обсуждаем ситуацию. Сети нам докладывают, что происходит, какие запросы на повышение цен они получают от производителей. Одновременно с этим Минсельхоз и Минпромторг в рамках своих компетенций смотрят, насколько обоснованна эта волна. Понятно, что мы не занимаемся регулированием отношений производителей и потребителей в каждом конкретном случае, потому что это вредно для экономики, но в то же время мы внимательно смотрим, какие так или иначе существуют обоснования индексации у производителей. И конечно, идёт такой режим мягких консультаций. Все понимают ситуацию. Достаточно сказать, что к этим соглашениям присоединилось 8 тысяч участников, и по сахару, и по подсолнечному маслу. Это значит, что бизнес проявил достаточно высокую сознательность и, в общем, понимает эти все моменты.

Есть ли риски роста цен? С учётом того, что мы плотно интегрированы в мировую экономику, а в мировой экономике сейчас цены на продовольствие действительно достигли пиковых значений за достаточно длительное время… Это тоже является следствием, по большому счёту, пандемии. С одной стороны, многие страны увеличивают запасы и закупки в запасы, крупнейшие импортёры продовольствия. С другой стороны, поступают сигналы из тех или иных регионов мира, что виды на урожай меняются, иногда в меньшую сторону. И это всё ещё усугубляется тем, что достаточно большой спекулятивный капитал присутствует на рынках вследствие мягкой денежно-кредитной политики во многих странах. Всё это создаёт такую большую волатильность. И конечно, эта волатильность, пусть не сразу, но с каким-то запаздыванием, так или иначе начала транслироваться на наши рынки. Именно в этом суть зернового демпфера, о котором я сказал, чтобы это предотвратить.

Мы исходим из того, что, конечно, пока показатели по инфляции, особенно продовольственной инфляции, которые мы сейчас видим, нас не вполне устраивают.

Но в то же время и не все меры ещё до конца заработали. Я просто обращаю внимание: мы часто говорим, что приняли меры, но это не значит, что эти меры тут же отразились на полках. Люди идут в магазины, смотрят на цены и говорят: «Как так? Министр, тот или другой, сказал вчера, а цены сегодня не отреагировали?». Но это понятно, потому что задействованы очень большие цепочки производителей, переработчиков, сетей. Более того, ситуации ведь тоже разные. Где-то проникновение федеральных сетей большое и они лучше управляют своей логистикой, контролируют и так далее. А в каких-то регионах достаточно много региональных сетей или вообще доля сетей ничтожно мала, и там другая ситуация. Эффект от наших решений в конечных ценах виден не сразу, это достаточно длительный процесс. Если мы не хотим возвращаться к государственному регулированию цен – а мы этого очень не хотим, мы считаем это вредным для экономики, – мы должны преодолевать эту ситуацию именно экономическими методами. Президент в первую очередь обратил на это внимание и спросил, какие экономические механизмы запущены и используются. Для нас и для всей экономики это крайне важный сигнал.

Вопрос: Анастасия Бойко. ТАСС. Предполагаются ли в общенациональном плане дополнительные меры поддержки? Вы сказали, что сейчас прорабатываются дополнительные меры по поддержке общепита, ресторанов, культурных заведений, кинотеатров. Можете ли назвать, какие это будут меры, то есть налоговые, субсидии или кредиты?

И про влияние мер, принятых Правительством, на инфляцию. Может быть, есть подсчёты, какой эффект оказали эти меры? Не видите ли Вы рисков для рынка от эффекта, который произведёт заморозка цен?

Недавно Минэкономразвития говорило о том, что замедление инфляции начнётся во II квартале. Можете подробнее сказать, в каком месяце, может быть, какие-то цифры назвать?

М.Решетников: По программам поддержки мы сейчас по поручению Президента готовим два пакета предложений. Один пакет предложений – по дополнительным мерам поддержки безработных граждан. Вместе с Минтрудом обсуждаем на площадке Правительства. Там есть уже общее ви́дение,

есть точки соприкосновения, мы достаточно близки к выработке решений. Решения будут доложены Президенту и уже после этого озвучены.

По малому и среднему бизнесу – мы тоже предложения с бизнесом обсудили, запросы бизнеса поняли. Тут у нас в фокусе, конечно, какой-то вариант кредитных программ, так или иначе датируемых, гарантируемых и так далее, но уже без списания, мы это понимаем. Здесь мы тоже готовим предложения, консультации идут интенсивные и, наверное, чуть позже будет об этом объявлено.

Что касается рисков административного установления или замораживания цен и так далее. Во-первых, мы термин «замораживание цен» не применяем, потому что понимаем, чем чреваты любые перегибы в административном регулировании и уж тем более в замораживании цен. Мы можем просто породить где-то нехватку товаров, поэтому первое, что мы делаем, – мониторим не только цены. Нам сейчас данные Налоговой службы, данные контрольно-кассовой техники позволяют ещё и мониторить объёмы продаж товаров, и поэтому мы очень внимательно следим, в том числе и в региональном разрезе, чтобы у нас объёмы продаж товаров, скажем так, в минус не изменялись. Мы понимаем, что такие товары, как сахар, подсолнечное масло, другие группы товаров достаточно стабильны в потреблении, поэтому мы это очень внимательно отслеживаем. При этом меры административные, даже тот мягкий вариант административных мер – соглашения, – это мера тоже краткосрочная. В долгосрочном периоде мы должны сосредотачиваться на поддержке бизнеса, на развитии производства, потому что иначе мы снизим мотивацию бизнеса инвестировать, создавать рабочие места, производить и это вернётся к нам сокращением объёмов производства. Мы видим эти риски, и в Правительстве все понимают эти риски прекрасно, поэтому мы здесь очень аккуратно подходим к административному регулированию, и основной приоритет внутри всей системы отдаётся именно экономическим мерам, хотя и они вызывают достаточно много вопросов. Мы с экспортёрами обсуждали как раз вопрос экспортной пошлины, как правильно делать расчёты индикаторов и так далее. Приоткрою, может быть, внутреннюю кухню, почему нам потребовалось… У нас в принципе концепция экспортной пошлины и зернового демпфера уже в конце декабря была, но дополнительное время потребовалось для обсуждении вопроса, какой взять индикатор. Потому что мы могли бы взять за основу индикатор, например, Федеральной таможенной службы. Да, мы в принципе знаем, какова средняя стоимость зерна, которое вывозится. Но оно же вывозится по старым контрактам. А нам надо знать сегодняшнюю цену контрактации наших экспортёров. Потому что иначе это было бы как управлять машиной, смотря только в зеркало заднего вида. Мы бы всегда принимали запаздывающие решения. Поэтому потребовалось сконструировать этот механизм, и здесь мы воспользовались практикой, которую Федеральная антимонопольная служба развивала, а именно регистрации контрактов. И вообще надо развивать биржевую торговлю зерном, конечно, в первую очередь, но как промежуточный вариант взяли регистрацию контрактов на бирже. Впервые у нас появится индикатор, что называется, мгновенных цен. И это очень важный институт, который мы, в общем, быстро создаём.

Здесь получается согласованная работа. Согласованная под координацией Правительства, конечно, но и очень многих ведомств. Это и Министерство промышленности и торговли, и Министерство сельского хозяйства, и Министерство финансов, мы и Федеральная антимонопольная служба, Росстат. То есть в этой работе десяток ведомств задействован – и с еженедельным докладом Председателю Правительства.

Вопрос: Правильно ли я понимаю, что поддержка растениеводов, о которой Вы сказали, которая будет осуществляться за счёт средств, поступивших от экспортной пошлины, будет осуществляться не так, что конкретный производитель, продавший зерно экспортёру, получит эту поддержку, а всё будет в регионы в общий котёл поступать? И уже регион на основании своего понимания будет распределять эту поддержку. Это первый уточняющий вопрос.

И когда Вы говорите про биржу, правильно я понимаю, что речь идёт о Московской бирже, где эти контракты будут регистрироваться?

М.Решетников: Что касается второго Вашего вопроса – да. Предложено Министерством сельского хозяйства именно на эту биржу ориентироваться, и коллеги готовы. Дело в том, что всё это надо запустить в достаточно сжатые сроки. Уже в марте должна начаться регистрация этих контрактов, с тем чтобы уже с апреля мы там набрали достаточный объём для того, чтобы начинать рассчитывать этот ежедневный биржевой индикатор.

Что касается возврата денег в сельское хозяйство. Да, правильно, деньги, экспортная пошлина,  поступают в общий котёл, потом возвращаются в соответствующий регион пропорционально объёмам зерна, которое регион произвёл. На сегодняшний момент предполагается, что регионы сами определят правила распределения. Но здесь тоже сильного беспокойства на этот счёт быть не должно, потому что регионы и так получают средства федерального бюджета на поддержку растениеводства и распределяют их, как правило, на основе погектаровки, есть такой термин, то есть пропорционально гектарам, которые сельхозпроизводитель, тот или иной, обрабатывает. И я сам, будучи губернатором, понимал, как этот механизм работает. Регион получал средства федерального бюджета, сам выделял. Этот механизм длительные годы работает, он отлажен, поэтому вопросов, нареканий ни со стороны общественности, ни со стороны сельхозпроизводителей не вызывает. В то же время этот вопрос мы обсуждали с Минсельхозом. Они посмотрят практику, которая будет складываться и, возможно, в каком-то мягком варианте выпустят рекомендации для регионов.

Но здесь мы исходим из того, что кто, как не регион, заинтересован в развитии сельского хозяйства, – это для многих основа занятости, основа экономики. Поэтому здесь мы в абсолютном доверии и партнёрстве с регионами работаем.

Источник: http://government.ru/news/41461/