8-800-100-58-80

Новости
Частные пансионаты: пришло время развивать социальный бизнес
11 января 2018

Рынок гериатрической помощи тихими шагами развивается в Якутске. На сегодняшний день в столице республики функционируют пять частных пансионатов, которые предоставляют услуги присмотра за престарелыми и инвалидами. Одними из первооткрывателей подобного бизнеса являются индивидуальные предприниматели Егор Готовцев, Людмила Кокорева и Саргылана Рожина. История трех пансионатов и трудности, которые их окружают в материале журнала «Предприниматель Якутии».

Людмила Кокорева: Я раньше никогда не занималась предпринимательской деятельностью. Всю жизнь я проработала в МЧС и выйдя на пенсию я стала присматривать за своим престарелым отцом, которому сейчас 90 лет. Вот тогда у меня и родилась идея открыть пансионат для пожилых людей. Подумала, почему бы и не присматривать за другими пожилыми людьми. Сначала я сняла 3-х комнатную квартиру. Поняв на практике, что спрос на услуги есть, я сняла 5-комнатную квартиру, чтобы появилась возможность смотреть за большим количеством людей. Сейчас мы собираемся опять расшириться и переехать уже в шестикомнатное помещение. Конечно, найти соответствующее всем нормам помещение очень трудно. Как раз в настоящее время пытаемся решить вопрос в Министерстве имущественных и земельных отношений выделения здания под пансионат. Пока больших движений в решении этой проблемы, к сожалению, нет, хотя распоряжение Ил Дархана было выпущено.
Как признались владельцы пансионатов бизнес идет с грехом пополам и не приносит доход. По словам Министерства труда и социального развития РС (Я), на одного человека должно быть рассчитано в сутки 1600 рублей. Когда предприниматели начали работать, сумма на размещение одного человека получилась лишь 700 рублей в сутки, которой не хватает для полноценного содержания.

Людмила Кокорева: В основном, мы работаем коммерческим путем. Дети привозят своих престарелых родителей и сами платят за обслуживание. А людей, которых мы берем к себе по линии Министерства труда и социального развития РС (Я) невыгодно брать, так как денег, которые выделяются на их содержание поступает очень мало, так как 75% их пенсии государство фактически забирает к себе в бюджет. Хотя как эти деньги, честно заработанные трудом за всю жизнь, должны принадлежать им самим. В том числе на содержание себя в пансионатах. Но таких людей к нам поступает очень много, поэтому мы уходим в минус.

Саргылана Рожина: У нас здание пансионата большое, соответственно, мы можем брать больше людей на содержание. Поэтому мы пошли навстречу Минтруду по программе 75% от пенсии. И сразу ушли в минус. Стоит отметить, что у некоторых владельцев пансионата маленькое помещение и они не могут себе этого позволить. Учитывая все расходы на питание, жилищно-коммунальные услуги, содержание. Людей, которые сами обращаются к нам в пансионаты, мало. Это должен быть обеспеченный человек, а таковых, увы, не так много. Пенсия у престарелых маленькая, дети даже не хотят им помогать. Поэтому все стараются попасть по программе 75% от пенсии, чтобы в государственный интернат попасть.

Егор Готовцев: Я построил частный дом за свои деньги. Постройка здания обошлась мне в 12 миллионов. На данный момент я не могу выйти из минуса. Когда мы окупимся пока неизвестно. Я считаю, что необходимо пересмотреть некоторые пункты ведения социального бизнеса. Например, мы в Минтруд подали запрос о стандартах и тарифах. Частные пансионаты почему-то платим по тарифам государственных пансионатов. Когда как за них платит государство. ЖКХ, питание — все оплачивается государством. Нам сейчас немного возмещают услугу, которую мы оказали, и то копейки. Мой пансионат открылся в мае. И полную сумму денег только сейчас получил. Если бы не удерживали эти 75%, то этого хватило бы для развития частного пансионата, для улучшения качества обслуживания престарелых. Мы бы тогда лучше работали бы. 705 000 рублей примерной прибыли насчитали в третьем квартале, потом 425 000 (это 75%) минусовали, осталось 280 000 рублей. И то мы эти деньги еще не получили. На прошлой неделе у нас было официальное открытие, весной есть угроза, что мы закроемся. Почему я должен работать себе в убыток? По идее мы же должны развивать свой бизнес. Хотим расширяться, открыть новый пансионат с соответствующим качеством.
Самое странное, при всех этих условиях все требуют качество услуги. На днях я разговаривал с Москвой, и они сказали, что за 30 000 рублей в месяц нереально присматривать за пожилым человеком. 60 000 рублей в месяц это еще нормально, говорят. За 30 000 рублей ты никаким образом не можешь удовлетворить желания людей. В первую очередь, работников очень сложно нанимать. За маленькую зарплату никто не хочет работать. Тем временем, за престарелыми ведь нужен хороший уход. Весь процесс присмотра требует тщательности и усердия.

Людмила Кокорева: Помимо этого, они же самостоятельно не ходят в уборную. Надо все мыть, чистить, убирать за ними.

Егор Готовцев: Вы когда-нибудь слышали, чтобы крутой богатый бизнесмен построил пансионат для престарелых или инвалидов? Они лучше построят какой-нибудь торговый центр или гостиницу. Они знают, что социальный бизнес — это невыгодно. Конечно, это направление у нас в стране только развивается. Но тем не менее, от государства должна поступать поддержка, которой совсем нет. Мы посчитали, что до 2006 года 75% от пенсии не брали. Эти деньги уходили на покупку оборудования, мебели. Сейчас эти 75% уходят в бюджет страны. Человек, который всю жизнь работал, потом вынужден часть пенсии отдавать государству. Должен быть какой-то норматив, что именно лежачему престарелому нужно выделять в месяц 35000 рублей, а тем, кто пободрее 30 000 рублей. И эти 75% пансионаты должны брать для своих нужд и развития.
Как вы сами, наверное, знаете, пожилые люди бывают привередливы, особенно в еде. Хуже чем маленькие дети, очень капризные. Средняя зарплата работников пансионата колеблется в районе 25000 рублей.

Саргылана Рожина: По госстандартам всемирной организации здравоохранения один человек должен смотреть за шестью людьми. Если мы будем придерживаться таких нормативов, то мы точно уйдем в большой минус. И то днем у меня работают три человека: две санитарки, одна медсестра. Только тогда получается достойный уход. А если меньше работников нанимать, то один человек уже не успевает. Качество услуги уже страдает. Поэтому мы на свои деньги работаем. Мы открылись с надеждой на то, что государство нам когда-нибудь поможет. Если мы захотим закрыться, куда мы денем всех этих пожилых людей. И нам остается сейчас продолжать работать. Если только государство нам поможет, только тогда мы — социальные предприниматели будем развиваться. Соответственно, таких пансионатов в городе станет больше. Сейчас мы первооткрыватели. Те, кто захотят открыть пансионат, увидев наш неудачный опыт, не захотят подобное повторять. А так государство сообщает, что хотят убрать государственные пансионаты и дать власть в руки частных пансионатов. Если эту политику поддержать, только тогда мы будем развиваться.

Егор Готовцев: Сейчас вышел новый закон 442 -ФЗ. Там говорится, что частный предприниматель может оказывать социальные услуги. И тогда престарелый гражданин может сам выбрать пансионат: государственный или частный. И если он выберет частный, то у него должна быть достойная компенсация. У нас медицинские услуги стоят 5 рублей. И мы посчитали за 3 квартал 281 000 рублей. Это просто смешно. Мы все считаем сами по тарифам и вышло 581 000 рублей. И тогда Минтруд там что-то вычислил, убрал. Например, постельное белье один раз якобы должно меняться в неделю. А так то, что пожилому человеку постельное белье нужно каждый день менять, они не учли. Матрас, одеяло, подушка туда вообще не входят. Поэтому, опять повторюсь, необходимо пересмотреть стандарты.

Саргылана Рожина: А вот лежачим нужно вообще по десять раз в день менять постельное. Этого они вообще не учитывают. Больше двух раз не оплачивают. Услуга поменять памперсы у них стоит 5 рублей. Но при этом они опять-таки не учитывают, что требуется большая сила оказать эту услугу. Нужны крепкие руки и выносливость, чтобы перевернуть или поднять престарелого человека.

Людмила Кокорева: Недавно мы подавали на субсидию по затратам. Но, к сожалению, ни один из нас не попал в число получателей. В этом году, получается, мы ничего не получили. В прошлом году повезло, получили как начинающие предприниматели субсидию в мэрии города. Если сейчас все так происходит, то меня начинает уже беспокоить вопрос, как мои дети будут за мной смотреть когда я состарюсь? Пенсия моя всего 13000 рублей в месяц, у детей зарплата небольшая. Смогут ли они меня с таким отношением государства к содержанию престарелых в пансионатах присматривать за мной?

Егор Готовцев: Честно говоря, нам уже нечего терять. Поэтому нужно хорошенько поработать над решением этой проблемы. Человек всю жизнь работал на пенсию свою и почему 75% должно уходить в бюджет государства? Этими деньгами человек должен пользоваться. Тогда мы, частные пансионаты, могли бы развиваться. Дополнительные виды услуги открыть, такие как массаж, лфк.

Людмила Кокорева: Если деньги есть, то все, что угодно, можно придумать, даже своего врача в пансионате содержать. В данное время врач приходит один раз в неделю к нам. Хочется подчеркнуть, что частные пансионаты — это необходимая услуга и люди к нам обращаются. Ведь старым людям нужно общение, без него они теряют смысл жизни.

Егор Готовцев: Кстати, прогнозируют, что к 2030 году 60-летних людей по количеству будет больше чем 14-летних подростков. Потому что длительность жизни человека увеличилась. Если тебе сейчас 50 лет, то ты можешь спокойно прожить еще 25 лет.

Саргылана Рожина: Да, ведь в девяностые года рождаемость была практически нулевой.

Егор Готовцев: В давние времена было так, что если тебе исполнилось 50 лет, то ты все -считаешься уже умирающим от старости и тебе нужно готовить завещание. Но сейчас вот мне исполнилось 50 лет, а я считаю себя начинающим молодым предпринимателем (смеется). Я только начинаю работать и хочу работать. Поэтому нам нужно обязательно развивать социальный бизнес. Хотелось бы работать не именно на заработок, а хотя бы организовать качественную услугу для пожилых людей.

Источник: Предприниматель Якутии