8-800-100-58-80
бесплатная «горячая линия»
для предпринимателей

Новости
Для факторинговых компаний МСП — ключевой клиент
5 апреля 2018

Как развиваются факторинговый рынок и факторинг МСП? Как меняется структура рынка в условиях регуляторных изменений? Как влияет на бизнес увеличение доли компаний с госучастием? Когда факторинг полностью уйдет «в цифру»? На эти и другие вопросы Павлу Самиеву, управляющему директору НРА, генерального директору компании «БизнесДром», и Фаине Филиной, руководителю проектов «БизнесДром», ответил Илья Покаместов, генеральный директор факторинговой компании «Юнифактор», доцент Финансового университета при Правительстве РФ.

Фаина Филина: Илья, банки сейчас неактивно кредитуют малый бизнес. По итогам года мы посчитали, что кредитный портфель МСП упал на 8%. Как факторинговые компании относятся к этому сегменту и что происходит на рынке факторинга?

Илья Покаместов: В кредитовании такая тенденция понятна. Чтобы кредитовать, банкам нужно получить залог, желательно ликвидный, должен быть целевой характер займа, и т.д. Сегодня у малого бизнеса нет обеспечения, а деньги, как правило, нужны на пополнение оборотных средств. Большинство субъектов МСП по-прежнему заняты в торговле. По моему мнению, сегмент МСП для банков действительно имеет слишком много рисков, чтобы развивать данное направление кредитования. При этом такие предприниматели — занятые торговым бизнесом, без обеспечения, с необходимостью пополнения оборотных средств — отличные клиенты факторинговых компаний, потому что мы — специалисты по работе с оборотным капиталом.

В среднем по рынку прирост совокупного факторингового портфеля в 2017 году составил 30–35%. Такие же темпы прироста характерны для факторинговых сделок МСП.

Фаина Филина: Каковы результаты работы вашей компании в прошлом году?

Илья Покаместов: Мы — на рынке. Из интересного — в 2017 году у нас произошло изменение отраслевых фокусов. Мы стали очень активно работать с логистическими компаниями. На мой взгляд, это может привести к созданию совместных предприятий. По своей деятельности факторинговые и логистические компании очень похожи — мы создаем добавленную стоимость, грамотно встраивая процессы (логистические и финансовые). Работая вместе, мы снижаем риски, скажем, мошенничества, а значит, можем наращивать финансирование в целом и по субъектам МСП в частности.

Фаина Филина: Можете оценить текущий объем рынка факторинга по итогам 2017 года и его потенциал? Как он мог бы вырасти в трехлетней перспективе?

Илья Покаместов: Для ответа на этот вопрос надо сначала дождаться середины 2018 года, потому что мы ждем начала госфакторинга. От того, каким образом он реализуется, будет многое зависеть. Будучи оптимистом и смотря в будущее с позитивными ожиданиями, в том числе в области макроэкономической стабильности, я бы пожелал за эти три года нам «утроиться».

Фаина Филина: Какие факторы положительно и какие, напротив, отрицательно будут влиять на факторинговый рынок?

Илья Покаместов: Госфакторинг — это, конечно, ключевой драйвер. Другой драйвер — это еще довольно большое число предпринимателей, которые все же берут в банках невыгодные для них кредиты. Мы думаем, что, осознав все минусы кредитования, они повернутся в сторону нашего инструмента, а мы, в свою очередь, будем готовы предложить им быстрый сервис одобрения лимитов на клиентов и на дебиторов.

В среднем по рынку прирост совокупного факторингового портфеля в 2017 году составил 30–35%

Отрицательный фактор — неопределенность, до сих пор непонятна судьба достаточно больших портфелей санируемых крупных банков, которые оказались под контролем Банка России. Клиенты факторов смотрят, можно ли продолжать получать факторинговое финансирование в этих кредитных организациях. Но это тоже скорее не негативный фактор, а фактор неопределенности.

Фаина Филина: Какие отрасли обращаются к факторингу чаще всего? Вы назвали торговлю. Есть ли еще какие-то сегменты, в которых наблюдается стабильный спрос на факторинг?

Илья Покаместов: Логистика, торговля, товары народного потребления — эти сферы наиболее часто обращаются к факторингу. Среди наших клиентов также ряд компаний из фармацевтики, маркетинга, арендной отрасли. Интересный сегмент — производство. Вообще, при желании и возможностях, которые имеются, конечно, не у всех факторинговых компаний, наш продукт можно предложить почти в любой отрасли.

Фаина Филина: Факторинг часто называют одним из самых технологичных сегментов. Кто-то из участников рынка факторинга говорит, что уже создает цифровую фабрику, кто-то — что в целом факторинг скоро уйдет в диджитал и будет представлять собой платформу типа портала Госуслуг, только по факторингу. Согласны ли вы с этим?

Илья Покаместов: Факторинг все уходит и уходит в диджитал, но никак окончательно не уйдет. Сначала говорили, что факторинг станет цифровым, когда появилась цифровая подпись, потом — когда появились торговые площадки закупок. Но факторинговые компании все равно продолжают рекрутировать реальных людей. Да, уровень автоматизации процессов неуклонно растет, но, по моему мнению, в трехлетней перспективе тотальной диджитализации факторинга не произойдет.

Фаина Филина: Как выстроены процессы в «Юнифакторе»?

Илья Покаместов: Мы имеем весь стандартный набор функционала, который должен быть сегодня у факторинговой компании, работающей с малым и средним бизнесом. Конечно, мы работаем с цифровой подписью, делаем электронную верификацию. При этом не могу сказать, что мы очень активно работаем с факторинговыми площадками, что мы получаем оттуда большой поток клиентов. Вообще, я, может быть, скажу в пику тренду, но, мне кажется, залог успеха в риск-менеджменте — интуиция…

Фаина Филина: А скоринг, различные методы оценки?..

Илья Покаместов: Скоринг работает, но иногда результат оценки неудовлетворительный, а ты его не принимаешь и соглашаешься работать с клиентом. А иногда — наоборот: результат хороший, но ты не веришь в него.

Фаина Филина: От каких факторов зависит успех факторинговой компании?

Илья Покаместов: Успех факторинговой компании, во-первых, зависит от стабильности фондирования и от умения это фондирование грамотно распределить на рынке. Иногда факторинговые компании забывают вовремя собрать это фондирование, вернуть его формирующему агенту и оставить себе маржу, которая обеспечит прибыльную деятельность компании. Что касается факторинговой компании, которая решила работать с МСП, то здесь важно умение понять бизнес своего клиента. В этом случае он не сможет быстро или просто обмануть.

Вообще, финансисты, предлагая деньги, должны делать это в нужное время, в нужном месте, на нужный срок и по той ставке, которая не заставит клиента превратиться в мошенника или неблагонадежного должника.

Фаина Филина: Какие запросы у клиентов из сферы МСП вы бы сегодня отметили?

Илья Покаместов: Сегодня я начинаю встречать все больше предпринимателей, которые хотят не просто торговать, перепродавать, спекулировать, а сами производить, наполнять свой продукт смыслом, создавать добавленную стоимость. Например, компания торговала лапшой, и приходит к тому, чтобы ее производить самостоятельно. Фирмы пытаются брать западные аналоги и повторять их у нас с меньшей себестоимостью. Что интересно, это начинает получаться!

Еще появляется запрос на то, чтобы в бизнесе было больше логики. Раньше встречались, условно, такие истории: вырастили рис в Краснодаре, привезли его в Омск, там сделали его воздушным и привезли назад в Краснодар продавать. Сегодня предприниматели больше интересуются развитием бизнеса, делают его более продуманным. Речь, конечно, не идет о концепции бережливого производства, но в целом это положительная тенденция.

Фаина Филина: У вас большой опыт работы с факторингом в разных крупных компаниях, в том числе на зарубежных рынках. Как вы считаете, какие тенденции с Запада могут в перспективе прийти в Россию?

Илья Покаместов: На Западе есть очень интересная история сращивания бизнесов, не финансово-промышленных групп, а крупных торговцев с финансистами оборотного капитала — факторинговыми компаниями. Это вполне логично, но у нас пока другая веха развития рынка: в России наконец-то крупные корпорации задумались о том, чтобы начать создавать внутренние факторинговые платформы. Первые выходы мы увидим уже в этом году.

Логистика, торговля, товары народного потребления — эти сферы наиболее часто обращаются к факторингу

Фаина Филина: Программы господдержки неплохо работают в кредитовании МСП, в лизинге. Вы отметили госфакторинг как важный драйвер для всего рынка. Возможна ли в вашем сегменте господдержка, аналогичная лизингу, или тут нет такой необходимости?

Илья Покаместов: Наш рынок разношерстный и не очень консолидированный, в этом есть определенные сложности. Хотя, конечно, субсидирование ставок, аналогичное кредитованию или лизингу, наверное, было бы здорово, если это будет прозрачно и будет соответствовать принятым практикам.

Что касается госфакторинга, то его обещают запустить в июне 2018 года. Посмотрим, кто первый пойдет в него. Конечно, это не будут маленькие компании, это будут госигроки, пионеры рынка.

Фаина Филина: Вы сказали, что рынок сегодня сложный, есть факторы неопределенности, связанные с портфелями банков на санации. Какие последствия этого вы бы отметили?

Илья Покаместов: Действия Банка России «вымыли», как ни удивительно, именно середину рынка. Остались либо великие, которым вообще ничего не страшно и все неважно, и «малыши», которые со своими небольшими издержками, со своими высокомаржинальными клиентами очень даже могут жить и платить налоги.

Фаина Филина: Вы себя относите, вероятно, к «малышам»?

Илья Покаместов: Да, и мы прекрасно чувствуем себя на этом рынке.

Фаина Филина: Какие у вас в этой связи преимущества для клиентов?

Илья Покаместов: С одной стороны, у нас нет ничего уникального. С другой стороны, мы даем решения, которые не готовы предлагать крупные игроки. Мы на этом играем. В каких-то случаях мы готовы иметь больший аппетит к риску, чем наши коллеги. А еще между «малышами» складывается неплохая кооперация. Мы стараемся клиента не бросать, отказав ему, а даже в непростых ситуациях кооперируемся с другим фактором и стремимся найти какое-то решение для клиента. Разделить портфель дебиторов.

Фаина Филина: Какие альтернативные инструменты финансирования будут в ближайшее время востребованы малым бизнесом?

Илья Покаместов: Сложно изобретать в двадцать первом веке новые инструменты, но, может быть, все-таки блокчейнизация и цифровизация сделают то, для чего они были задуманы. Поставят под удар, под сомнение сущность денег в экономике. У денег появляются сегодня новые функции, сами деньги трансформируются. Может быть, появится финансирование в блокчейне, в криптовалютах, и это все даст новый аппетит к риску, более толерантный за счет того, что огромный массив данных нам будет давать лучшую оценку рисков.

Фаина Филина: Может быть, вы слышали о проектах по сбору средств через ICO? Будет ли иметь это смысл для факторов?

Илья Покаместов: Попытки есть. Но, может быть, завтра и начнут эмитировать биткоины, только вот вопрос в их стоимости. Трансформация платежной стоимости биткоинов в меру стоимости или в мировые деньги, как мы привыкли? На эти вопросы пока нет ответа.

Фаина Филина: Недавно появилась такая новость, что разрешат не публиковать данные о госзакупках в финансовой сфере, банковских, лизинговые и прочих услугах в связи с санкционными рисками. Коснется ли это факторинга?

Факторинг все уходит и уходит в диджитал, но никак окончательно не уйдет

Илья Покаместов: О санкционных рисках я слышал от коллег из компаний с госучастием, когда мы дискутировали относительно развития международного факторинга. Но пока я вообще не ощущаю влияния санкций на наш рынок.

Фаина Филина: Как вы оцениваете перспективы применения секьюритизации как инструмента финансирования?

Илья Покаместов: Этот инструмент в нашей стране и в нашей сфере имеет не очень хорошую репутацию. Но инструмент нормальный, и ему надо вернуть доброе имя, дать нормальное наполнение.

Павел Самиев: Факторинговый рынок в России, как и другие сегменты финансового рынка, находится под большим влиянием государства. Чувствуете ли вы, что конкуренция на рынке испытывает давление, что есть доминирующие государственные компании, которые имеют преимущество в стоимости того же самого фондирования?

Илья Покаместов: Жаловаться на это бесполезно, потому что сделать с этим ничего нельзя. А то, что у них свой бизнес, это факт. И, конечно, нам бы очень хотелось получить доступ к дешевым ресурсам. Но, как это ни удивительно, всем работы на факторинговом рынке хватает. Происходит сегментация — мы работаем с теми, с кем им лень возиться. Жесткая конкуренция происходит в их крупном сегменте, на нашу же нишу они не смотрят.

Павел Самиев: Каковы ваши пожелания банкам, работающим с малым бизнесом?

Илья Покаместов: Желаю им продолжать работать с этим сегментом, в будущем он действительно может стать точкой роста бизнеса для банков. Сегодня рынок сокращается, сжимается, страдают и кредитные организации, и их клиенты. С одной стороны, это грустно, с другой стороны, для факторинговых компаний этот тренд имеет и положительный характер: в таких условиях клиенты банков все чаще обращают внимание на нас.

Источник: http://bosfera.ru/