Мы готовы ответить на Ваши вопросы
8-800-200-01-12

Общероссийская линия по коронавирусу (круглосуточно)

8-800-550-21-24

Управление Роспотребнадзора по Республике Саха (Якутия) (с 9:00 до 18:00 по якутскому времени)

8-800-222-22-22

Федеральная налоговая служба (с 9:00 до 18:00 по московскому времени)

8-4112-500-567

Управление Федеральной антимонопольной службы Республики Саха (Якутия) (с 09:00 до 18:00 по якутскому времени)

8-800-100-14-03

Министерство здравоохранения Республики Саха (Якутия) (с 09:00 до 18:00 по якутскому времени)

8-4112-50-80-75

По вопросам трудовых отношений

8-800-201-34-30

Торгово-промышленная палата РФ (с 9:00 до 20:00 по московскому времени)

8-800-100-77-88

Горячая линия по вопросам предоставления услуг связи E-YAKUTIA (с 09:00 до 18:00 по якутскому времени)

7-925-054-72-12

Центральный аппарат Росимущества (с 9:00 до 18:00 по московскому времени)

Новости
Гаджи Амирханов: «На Севере мечты сбываются»
7 декабря 2020

Сегодняшний гость газеты «Заря Яны» Гаджи Амирханов – известный предприниматель Устьянья, человек, трудившийся и сделавший многое для развития северного края. Можно сказать, Гаджи Амирханов механик от бога, фонтанирующий разными идеями, создатель новой техники, которая приспособлена к нашим суровым условиям. Его также знают как спонсора многих улусных, поселковых и сельских мероприятий, всегда помогающего ветеранам тыла и труда и попавшим в трудную ситуацию людям. Знают Гаджи как и участника нескольких спасательных операций в Устьянье. Так, он когда-то встретил на побережье моря Лаптевых терпящих бедствие (их придавило льдами и выбросило на берег) – экспедицию прославленного полярника Артура Чилингарова и помог починить им воздушное судно, отремонтировал двигатель. Участвовал также в поиске вертолетов, потерпевших крушение, он первым обнаружил в июле 2013 года в горах воздушное судно Ми-8 и сообщил точные координаты МЧС-никам. За это он был отмечен благодарностью от МЧС РФ. И вот, встретившись в условленное время, мы беседуем с Гаджи Абдулатиповичем, почетным жителем Усть-Янского улуса, отличником дорожной службы РС(Я), имеющим много наград различного  уровня, депутатом улусного собрания нескольких созывов. – Гаджи Абдулатипович, вот, говорят, что Вы покидаете наш Усть-Янский улус, Якутию. Почему?  – Вот так, сразу сказать, почему я и жена уезжаем в Дагестан, в город Хасавюрт – в мой родной город, будет сложно объяснить, но все же я попытаюсь высказаться. Во-первых, с Устьяньем, ставшем мне второй родиной, связи не порываю, мы с женой будем приезжать, так как у нас здесь есть родственники и друзья. Здесь также остаются мои сыновья Абдулатип и Тимур. Во-вторых, сейчас в Дагестане наметили развитие туризма, возле Каспийского моря планируют создать инфраструктуру для курортного отдыха, в горах будут организовывать различные туры. Как я перегнал свой автожир «Ксенон-2» из Москвы в Хасавюрт, оказалось, что есть огромное количество желающих полетать над каньонами Сулака, барханами  Саликума. И когда я летал по горам с друзьями, мне пришла мысль поучаствовать в развитии туризма в родном Дагестане. Оказывается, люди заинтересованы в таком отдыхе, они хотят с высоты птичьего полета любоваться красотами дагестанских гор. Несколько ответственных лиц правительства Дагестана, блогеры из различных регионов, продвигающих туризм в Дагестане, вместе со мной полетали по горам и очень восторгались. Впечатления у них огромные и я получил от них только хорошие отзывы. «Сколько тут живем, но так и не летали по горам. Адреналина «набрал на всю жизнь», – говорил один из чиновников. Со мной впервые в Дагестан прилетел пилот-инструктор Ламеко Александр Леонидович из Санкт-Петербурга, и увидев каньоны, высказал мнение, что здесь должны проводиться российские соревнования по полетам по горам. Он же предложил создать аэроклуб в Дагестане, с целью подготовки пилотов в экстремальных условиях. В-третьих, получив огромный жизненный опыт на Крайнем Севере, и выйдя на пенсию, решил быть полезным на своей родине, ведь когда-то надо обустраиваться на родной земле – городе Хасавюрт. Да и матери помогать надо. Но чем черт не шутит, возможно, мы еще вернемся (смеется). Жизнь — сложная штука. – Вернемся к молодым годам. Гаджи, расскажи, как ты попал из Дагестана в далекий Север? – Сюда, в Депутатский я приехал не из Дагестана, а из Монголии. Я служил  срочную службу в ВВС Советской Армии, в городе Улан-Батор и  к нам частенько приезжали так называемые вербовщики с ударных комсомольских строек. Так, ближе к демобилизации, к нам в часть приехал представитель Депутатского ГОКа и предложил поехать в далекий Крайний Север. Многие, чтоб  «дембельнуться» чуть раньше срока, согласились, и я тоже вместе с ними поехал с комсомольской путевкой на ударную стройку. Но у меня были другие мысли, хотел испытать себя в суровых условиях Заполярья, поехал с юношеским задором за романтикой. С тех приехавших со мной «дембелей», не выдержав трудностей, многие почти сразу уехали. Но тогда так и было, из 10-и приехавших воинов оставался один. – Приехал в Депутатский и…? – Приехал в Депутатский в 1984 году и устроился машинистом трактора К-700 в БТП (бульдозерно-тракторный парк) Депутатского ГОКа. Отработал в БТП 5 лет, возил оловоконцентрат до Усть-Куйги, а оттуда технику, различное оборудование, по участкам тоже ездил. Потом непродолжительное время работал в артели «Северный», участке Дьахтардах. Когда работал в Дьахтардахе, я познакомился с Николаевым Алексеем Степановичем, подружился с ним и он пригласил работать в лесничество. И я перешел работать в Депутатский лесхоз Верхоянского лесничества мастером леса. Потом мой друг Николай Иванович Ребров пригласил работать в Тумат и предоставил мне дом, где я жил с женой и детьми. С Колей Ребровым я познакомился в 1985 году и с тех пор он является моим другом. В Тумате мне дали брошенный сгоревший вездеход и сказали – «восстановишь – будешь на нем ездить». И я тогда там установил дизельный двигатель МТЗ-80, переоборудовал трансмиссию и начал ездить на нем. Потом туматцы приходили смотреть, как это я из хлама превратил вездеход в вполне ходовую машину. Начал заниматься охотничьим промыслом и заготовкой, помогал охотникам и рыбакам доставлять мясо и рыбу с участков, осуществлял перевозки на маломерном судне “Гепард» на воздушной подушке — грузов, людей из Казачьего (особенно больных) на Тумат и обратно. Также в Тумате я впервые осуществил свою детскую мечту полетать самостоятельно на небе, опробовал мотодельтаплан кизлярской сборки. Летали вместе с другом Колей Ребровым. Возил почту, наблюдал за стадами домашних оленей, проводил мониторинг местности, координируя действия охотников и оленеводов. С 1994 года решил открыть свое дело. Тогда Депутатский ГОК оставил много бульдозеров по тундре и мы на месте восстанавливали их и перегоняли на участки. И тогда  же я начал делать малые пневмовездеходы собственной конструкции, ставить на вездеходы дизельные двигатели. Организовывал перевозки каменного угля в села Тумат, Юкагир, Сайылык  и поселок Депутатский. Также начал заниматься обустройством и содержанием дорог муниципального значения.  Вот такой был основной фронт работ. В 1997 году впервые собрал собственный колесный вездеход «Устьянец» из различных б/у запчастей. – А вот с этого момента подробней… – Чем пневмоходы лучше гусеничных вездеходов? А тем, что они практически не приносят вреда нашей легкоранимой природе. Ведь возьмите нашу тундру, она испещрена глубокими колеями от траков, которые восстановятся только через несколько  десятилетий. После сделал вторую машину – бортовой колесный вездеход. Всего таких машин сделал я здесь 6 штук. В 2010 году приезжали инженеры с Горьковского автозавода, которые в промышленном масштабе делают машины повышенной проходимости, они высоко оценили мою работу. Потом я к ним, в Нижний Новгород, ездил, так сказать, опытом поделиться. Наметили планы совместного сотрудничества с Горьковским автозаводом. К сожалению, дальнейшее сотрудничество не сложилось по независящим от меня причинам, но инженеры завода приезжали сюда еще несколько лет. А так, сделанные мною «Устьянцы» востребованы и до сих пор служат людям. Руководители, ответственные работники различных ведомств, организаций РС(Я) одобрили мое производство, но по объективным и субъективным причинам сборка в более широких масштабах пневмовездеходов не сложилась. А с 2018 года появилась возможность отучиться и получить пилотское удостоверение. Купил 2-хместный автожир, отучился в Подмосковье на пилота. Хотел продвигать в Якутии малую авиацию, но пока здесь не готовы к внедрению этого вида транспорта. А ведь малая авиация позволила бы решить многие проблемы логистики на севере.  Я надеюсь, что когда-то все равно вопрос малой авиации здесь решится, это веление времени. – Знаю о вас как об отличном семьянине, вырастившем троих орлов-сыновей. Как-то борцы Якутии рассказали, что в Хасавюрте встретили дагестанца, без акцента говорившего по-якутски. Речь идет об Абдулатипе. Расскажите о своей семье. – Да, один известный тренер Якутии встретил Абдулатипа в Хасавюрте и разговаривал с ним, его воспитанники сильно удивились, что дагестанец говорит по-якутски без акцента. Им-то невдомек, что Абдулатип с молоком матери впитал в себя якутский язык. Вообще-то все мои сыновья — Сиражуддин, Абдулатип, Тимурлан знают с детства три языка: русский, якутский и кумыкский. Ну и в какой-то мере, может, еще английский знают, про это точно не скажу, но Тимурлан хорошо говорит на английском языке. Когда работал в БТП, я сено возил из Депутатского в Силяннях,  и там познакомился с симпатичной продавщицей Людой Рожиной. Мы поженились в 1985 году и с тех пор вместе шагаем по жизни. Она всегда поддержит меня в трудную минуту, радуется моим успехам, инициирует различные мероприятия. И самое главное, подарила мне троих сыновей! Сама она работала продавщицей, заведующей магазина, создала 2 магазина в Депутатском и Тумате в трудные 90-е годы. Старший сын Сиражуддин служил в звании капитана  оперуполномоченным уголовного розыска  отдела внутренних дел, госинспектором ООПТ инспекции охраны природы. Теперь собирается в Дагестан. Средний сын Абдулатип служит судебным приставом в Усть-Янском улусе. А самый младший Тимурлан, отучившись на юриста в Тихоокеанском государственном университете в городе Хабаровск, в этом году устроился работать специалистом в юридический отдел администрации улуса. Родители мои кумыки, отец Абдулатип Ибрагимович работал водителем в автоколонне, возил различные груза по всему Союзу, мать Патимат Магомедовна всю жизнь трудилась портнихой на швейной фабрике. Нас всего у родителей было 5-ро детей, 3 брата и 2 сестры. Когда я тут обжился, вызвал некоторых родственников сюда работать. Многие до сих пор добросовестно трудятся в различных отраслях. Например, двоюродный старший брат — начальник ремонтного цеха ЯЭС Абдулмуслим Магомедович Абдулмуслимов живет со своей семьей в Депутатском с 1999. Еще здесь трудятся двоюродные братья Амирхановы Хусейн, Гасан, Ибрайхан, которые тоже заняли свои нишу и заслужили авторитет среди жителей Устьянья. Также по моему приглашению приехали жить и работать много дагестанцев в Устьянье. Все они достойно работают. – И напоследок…. – Почти всю сознательную жизнь я прожил в Усть-Янском улусе. Сроднился со здешними жителями, приобрел много друзей. И покидать ставшие мне родными места немножко грустно, но такова жизнь. Да, я и не прощаюсь с вами, возможно, когда обратят должное внимание к малой авиации в Якутии, вернусь. Желаю всем устьянцам активной жизни, бушующей, как наша северная пурга, благополучия, чтоб у каждого на столе были каждый день жирные чир и оленина, широты души, как наша бескрайняя тундра и удачи, как у наших знаменитых охотников.

Источник: ulus.media