Мы готовы ответить на Ваши вопросы
8-800-200-01-12

Общероссийская линия по коронавирусу (круглосуточно)

8-800-550-21-24

Управление Роспотребнадзора по Республике Саха (Якутия) (с 9:00 до 18:00 по якутскому времени)

8-800-222-22-22

Федеральная налоговая служба (с 9:00 до 18:00 по московскому времени)

8-4112-500-567

Управление Федеральной антимонопольной службы Республики Саха (Якутия) (с 09:00 до 18:00 по якутскому времени)

8-800-100-14-03

Министерство здравоохранения Республики Саха (Якутия) (с 09:00 до 18:00 по якутскому времени)

8-4112-50-80-75

По вопросам трудовых отношений

8-800-201-34-30

Торгово-промышленная палата РФ (с 9:00 до 20:00 по московскому времени)

8-800-100-77-88

Горячая линия по вопросам предоставления услуг связи E-YAKUTIA (с 09:00 до 18:00 по якутскому времени)

7-925-054-72-12

Центральный аппарат Росимущества (с 9:00 до 18:00 по московскому времени)

Новости
Герой на птице стальной
23 декабря 2020

Среди множества профессий есть несколько таких, которые привлекают своей романтикой и при этом остаются самыми сложными и ответственными. Как, например, профессия пилота. С 95-летием авиации Якутии мы поздравляем всех работников аэрофлота. И хотим рассказать о жизни одного летчика — Николае Андреевиче Гарнага.  «Если бы ему разрешали остаться в вертолете — он остался бы жить там», — однажды сказал о нем его соратник, пилот вертолета Александр Мехеда. Да, действительно, в небе Николай Андреевич провел 15 000 часов.

Трудности закалили меня…

Николай Андреевич родился в г.Днепропетровске 18 августа 1944 года, в День воздушного флота СССР, в семье рабочих. «В послевоенное время все было уничтожено, вокруг были только разрушенные здания. Разруха в стране и голод, все эти трудности закалили меня. Помогал отцу с 1 класса и этим был доволен тем, что могу хоть чем-то помочь. Отец придет с работы, похвалит меня, а у меня душа радуется, больше ничего и не надо. Учителям помогали разбирать развалины школы, они служили примером для нас, мы хотели равняться на них. Со временем, через 1-2 года восстановили школу на том же фундаменте, как до войны была», — вспоминает свое детство Николай Гарнага.

С детских лет мечтал о полётах…

После окончания школы, работал на стройке разнорабочим. Строили промышленные цеха. В военкомате предложили заниматься в их местном Аэроклубе. И так совпало, что я с детства мечтал стать летчиком: рядом с домом был военный аэродром, мы постоянно, будучи детьми, наблюдали за пролетающими самолетами. Я забирался на крышу дома и прыгал с зонтиком, представляя, что прыгаю с парашютом. Наверное, так судьба распорядилась, и я попал именно в Аэроклуб. Меня взяли в дополнительную группу, потому что основная группа начала заниматься раньше. И я после работы ездил каждый вечер изучать теорию. За отличную сдачу теории, меня определили в основную группу. Начались практические занятия, ознакомительные полеты на спортивных самолетах Як-18, инструктором тогда был Евгений Алексеевич Руденко, он-то и дал мне руль управления в руки. Посмотрел как я веду себя в полете, и дал высокую характеристику.

Гражданская авиация

В 1963 году набрали 12 лучших ребят, которых направили в Армавирское высшее военное училище, и я был в их числе. Хоть я хотел стать военным летчиком, но волею судьбы сложилось так, что я ушел, из-за своего дурного характера. В наказание приказом командира меня отправили на «вертолеты». Вот так я стал пилотом вертолета. Учебу закончил на «отлично». На соревнованиях по первенству Украины занял второе место. Мне очень понравились вертолеты, в том плане, что они в народном хозяйстве очень полезны, ну и в армии тоже. В 1965 году закончил Сумской учебно-авиационный центр. В то время я продолжал работать на стройке и успевал учиться. А уже осенью 1965 года приказом Министра обороны мне было присвоено звание лейтенанта. К тому времени я уже имел налет на вертолетах Ми-1 — самые первые вертолеты на то время были, очень понравилась мне техника по сравнению с военными вертолетами. Когда я закончил обучение, получил звание офицера и готовил документы на переобучение в гражданскую авиацию. Поступил в Кременчугское летное училище на 9-месячные курсы переподготовки офицеров запаса на гражданские вертолеты. По окончании получил квалификацию — пилот 4 класса. Гражданская авиация — это лучшее направление, которое может быть.

Пилот набирает высоту

После окончания, пришла разнарядка из Народного хозяйства СССР и нас, 21 человек с выпуска, направили в Магаданскую область. А к тому времени я женился на Нине, у нас был маленький ребенок. И она, как жена декабриста, поехала со мной. Жене тогда 19 лет было, а мне — 23. А мы даже не знали, что такое Магадан, куда мы едем, но направление есть — значит надо ехать, раньше порядок был такой. А там до нас никакой жизни, можно сказать, и не было, только лагеря политзаключенных. Поселили нас в бараке, мы сами оборудовали себе комнату. Я же на стройке работал, сделал печь в комнате. Морозы тогда сильные были, под минус 70 градусов, в доме промерзали стены. Вот тогда мороз так мороз был! Нина устроилась на работу, на Метеостанцию, а я летал на Ми-4 по всему Северу: на Камчатку, на Чукотку.  В основном работали с Сусуманским, Ягодным горно-обогатительными комбинатами, перевозили золото. Все лето ездили с геофизической экспедицией. Они составляли систему координат на карте, нужно отдельные вершины связать системой координат к звезде. Садились на самый пик, а на таких высотах вертолет сложно удержать. В разных экстремальных ситуациях приходилось работать и мне это всегда нравилось. В 1969 году строили первые телевизионные ретрансляторы. Через определенное расстояние на сопки ставили ретрансляторы. Проводили патрулирование с летчиком-наблюдателем при пожароопасной обстановке. Пожары тушили непосредственно в зависимости от температуры наружного воздуха, поэтому, если очень жарко, то вылетали два раза в сутки. Видим дым — летим туда. В 1976 году нам выделили новенькие Ми-8. Чтобы летать на них, нужен был первый класс, я отучился и год летал вторым пилотом. Появилась вакансия на командира Ми-4, и я стал командиром. К тому времени, нам с женой выделили комнату в общежитии при аэропорте. Я ее обустроил: сделал сам стол, тахту. Вот так и жили.

Под суровым небом Среднеколымска

Как-то я отогнал вертолет на рембазу в Магадан и встретил зырянских вертолетчиков. Услышал их разговор о том, что в Среднеколымск нужны летчики. Намотал на ус. И через некоторое время перевелся сюда, хотя меня начальство не хотело отпускать. В 1976 году приехали в г.Среднеколымск, а мы изначально, даже не знали, что это за город. Председатель райсовета Гаврил Константинович Слепцов настоял, чтобы нам выделили квартиру, и мы по сей день, в ней живем. Летал на Ми-4, потом на Ми-8. С 1983 года назначили командиром.

Однажды у оленеводов 15 детей заболели дизентерией. В тот день была страшная непогода, целый день ждал, когда погода улучшится. Так и не дождался, и я решил вылететь в ночь, темно, а еще зима, декабрь месяц. Туман был сильный, там горная местность, по правилам, только с заходом солнца можно залетать. Прилетел, а они нас уже ждут, сразу детей на борт посадили. Пока летел, еще темнее стало, туман опустился еще ниже, а деваться некуда — лететь надо. Пришлось лететь в п.Зырянку, там хорошая погода. Пока летели до Зырянки, погода ухудшилась. Но ничего, долетели, приземлились. У меня тогда отобрали свидетельство за нарушение, но ничего, надеюсь, дети благодарны мне.

Как-то вечером сидим с женой, пьем чай, раздается звонок: «Срочное санзадание». В п.Оюсардах у женщины были тяжелые роды, и она потеряла много крови. Оказывается, санзадание было с утра, но не было погоды, и мне позже сообщили. И снова полетели ночью, вслепую. Увидели огоньки поселка, и рассчитали так, что приземлились ровно во двор больницы — роженицу уже нельзя было транспортировать. Прилетели в город, скорая сразу забрала. Сказали, что все хорошо, родилась девочка. Прошло уже больше 20 лет с того случая, и однажды ко мне приходит та самая девочка, я был так рад ее видеть, что на душе так тепло стало…

Два раза в месяц возили продукты, одежду в оленеводческие стада. Оленеводы уже знают, что мы прилетим: на костре сварят нам ребрышки, вкуснее ничего не ел. Душевные люди, а еще честные и порядочные. За все время не было случая, чтобы не нашел их, всегда знал, куда они направляются, даже в темноте мог определить их месторасположение.

Я никогда не был суеверным, но убедился, что в мире есть сила, неподвластная человеку. Я привык анализировать прошедшую жизнь и до сих пор в голове не укладывается, как я выбрался из ситуации, когда отказало два двигателя. Мы летели в п.Аргахтах на Ми-8. Вертолет удалось посадить за счет инерции винта, развернул его в реактивный момент. Сложность еще в том, что вертолет не такой устойчивый как самолет, и может накрениться. Получилось так, что сели на самом краю озера. Повезло, а если бы сели чуть дальше, то все… а на борту люди. Главное, людей удалось спасти!

Пожаром опаленное небо

Летом 1987 г. я с детьми поехал в отпуск. Мы летели до Якутска, по маршруту: Среднеколымск-Зырянка-Хандыга-Якутск. Садимся в Зырянке, командир выскакивает, снимает меня с самолета. Я говорю: «Я же лечу в отпуск», а командир: «Приказ начальника управления: выставить экипаж сегодня же: Таатта и Чурапча горят!» Туда на подмогу со всей Якутии командировали, мобилизовано было 300 с лишним человек. Площадь пожара была огромная — 2 часа уходило на то, чтобы сделать облет по периметру. Ужас, что творилось. Экипаж незнакомый, я с ними раньше не работал. Но мне повезло с летчиком-наблюдателем Александром Ильичом Вайнштейном, с ним мы хорошо сработались. Нужно было по кромке летать, а ее не видно из-за задымленности. Садились на ощупь, можно сказать, по рации направляли, куда садиться. Сломается техника, я раз — привезу, емкости для воды наполняли, бригады возили, работы было много. За 20 дней общими усилиями удалось потушить пожар. Я там выкладывался на все 100%. Еще и характер мой упертый помог, если взялся — довожу дело до конца.

Тоскуют руки по штурвалу

— В 1954 года вынужденно ушел на пенсию по состоянию здоровья, уже плохо слышать стал. Не хотелось уходить, ведь я привык к небу, к своему экипажу. Но сориентировался, купил ассенизационную машину, восстановили ее. Начали развозить воду для котельных, за это получали копейки. Позже продал машину и мотоцикл, купил грузовую машину в военной части. Начали на этой машине работать. В 2004 году мы купили магазинчик, закуток был небольшой, холодный. Со временем сделали пристрой, утеплили. Торговля — это было для меня чем-то новым, здесь «нюх» надо иметь. На жизнь хватает, и то хорошо.

Мы хорошую жизнь прожили: любимая работа, в которую вложили всю душу, родили троих детей, сейчас шесть внуков. О многом мечтали, конечно. Думали, путешествовать будем, хотелось на мир посмотреть, но вот как получилось…Еще когда занимались садоводством в школе, мечтал, что в старости иметь свой сад с яблонями, грушами, виноградом, ко мне будут приходить внуки, буду угощать их… Но жизнь так сложилась, но, ни о чем не жалею.

Николая Андреевича Гарнага в свое время представили к званию «Отличник аэрофлота», но, к сожалению, документы были кем-то потеряны… Да, не был наш Герой награжден высоким званием, и не все знают, что он живет среди нас, и что обычный владелец маленького магазинчика — это высококлассный пилот! Во время разговора у Николая Андреевича загорались глаза, он так живо и подробно поведал нам истории о своих невероятных полетах. Как он самоотверженно отправлялся в небо, и в ночь, и в непогоду. Помогал людям, не думая о награде и благодарности, а просто поступал так, как подсказывало ему сердце.

Лидия Созонова

газета «Халыма долгуннара»