Мы готовы ответить на Ваши вопросы
8-800-200-01-12

Общероссийская линия по коронавирусу (круглосуточно)

8-800-550-21-24

Управление Роспотребнадзора по Республике Саха (Якутия) (с 9:00 до 18:00 по якутскому времени)

8-800-222-22-22

Федеральная налоговая служба (с 9:00 до 18:00 по московскому времени)

8-4112-500-567

Управление Федеральной антимонопольной службы Республики Саха (Якутия) (с 09:00 до 18:00 по якутскому времени)

8-800-100-14-03

Министерство здравоохранения Республики Саха (Якутия) (с 09:00 до 18:00 по якутскому времени)

8-4112-50-80-75

По вопросам трудовых отношений

8-800-201-34-30

Торгово-промышленная палата РФ (с 9:00 до 20:00 по московскому времени)

8-800-100-77-88

Горячая линия по вопросам предоставления услуг связи E-YAKUTIA (с 09:00 до 18:00 по якутскому времени)

7-925-054-72-12

Центральный аппарат Росимущества (с 9:00 до 18:00 по московскому времени)

Новости
Как стартап с инвестициями от сестры Цукерберга воспользовался пандемией для бурного роста
5 мая 2020

Стартап Juni Learning, бизнес-ангелом которого стала сестра Марка Цукерберга, позволяет детям школьного возраста освоить Python и другие языки программирования по интернету. С закрытием школ спрос на услуги компании сильно вырос. Как компания использует открывшиеся возможности?

Кризис из-за коронавируса оказался отличной возможностью для крошечного стартапа Вивиан Шен Juni Learning. По словам 27-летней Шен, начиная с середины марта, когда школы стали закрываться, количество новых учеников, записывающихся на еженедельные занятия в Juni, подскочило в два-три раза. Раньше их было менее ста в неделю.

«Мы всегда верили в онлайн-обучение, но никто никогда не думал, что оно проявит себя вот так», — говорит она. Шен — выпускница факультета информатики Стэнфорда, бывшая сотрудница McKinsey и участница списка Forbes 30 до 30. Она основала Juni в 2017 году вместе со своей однокурсницей из Стэнфорда, 28-летней Руби Ли. Предпринимательниц вдохновил VIPKid — чрезвычайно успешный стартап из Китая, который использует целую армию подрабатывающих по совместительству учителей из США для преподавания английского языка онлайн. Шен и Ли посчитали, что могут занять свою нишу в популярной сфере онлайн-уроков программирования для детей в возрасте от пяти до 18 лет. Название Juni — это сокращение от junior («подросток») и university («университет»).

Juni содержит собственную армию из 300 студентов таких вузов, как Университет Вандербильта, Университет Бригама Янга и Стэнфорд. Они дают уроки по видеосервису Zoom обычно 6-10 часов в неделю. По словам Шен, из-за роста спроса она планирует нанять 200 дополнительных преподавателей к июню. За уроки Juni платит им $20-25 в час. Поскольку вирус вынудил студентов вернуться из университетских городков домой и прервал прохождение очных стажировок, число кандидатов на работу в Juni увеличилось. «Наши инструкторы тоже просят больше часов», — говорит Шен.

Выручка Juni складывается из платы за помесячную подписку. Большинство из 3000 с лишним учеников платят по $250 в месяц за 50-минутные индивидуальные занятия. Подписка на занятия в группе из четырех учеников стоит $179. Самый популярный курс — Python для детей в возрасте 11-13 лет. По словам Шен, большинство учеников могут освоить новые навыки программирования за три-шесть месяцев индивидуальных занятий.

Поскольку до сих пор не ясно, когда закончится пандемия, Шен не рассчитывает, что выручка Juni вырастет больше, чем она планировала. По оценкам Forbes, доход стартапа за 2020 год, вероятно, превысит $3 млн. Если Juni продолжит привлекать сотни учеников в неделю и все они будут платить $250 за подписку, эта сумма может увеличиться вдвое.

Шен рада неожиданному росту бизнеса, однако сожалеет об обстоятельствах, которые к нему привели. «Плюсы для онлайн-обучения заключаются в том, что оно внезапно стало гораздо более распространенным, — говорит она. — Мы смогли помочь многим людям, но очевидно, что многие из этих семей сталкиваются с огромным стрессом и хаосом».

Семьи, с которыми работает Juni, находятся в более привилегированном положении, чем большинство, поскольку частные занятия по программированию — это роскошь, необязательная для того, чтобы окончить старшую школу. Шен говорит, что доходы ее клиентов лежат в диапазоне от $80 000 до $100 000 в год. Большинство учеников Juni живут в Калифорнии и Нью-Йорке.

Они с Ли хотели помочь семьям, которые с трудом привыкают к онлайн-обучению, и выделили $150 000 в форме оплаты обучения для 800 детей работников сферы здравоохранения, которые могут бесплатно посещать групповые занятия.

В прошлом году Juni добавила занятия по алгебре для средней школы, предназначенные для детей, которые любят математику и хотят обогнать одноклассников.

При запуске Juni Шен и Ли обратились к сестре Марка Цукерберга Ариэль, которая была подругой и коллегой Ли по венчурной фирме Kleiner Perkins. Шен говорит, что Цукерберг осталась в восторге от идеи онлайн-занятий по программированию для школьников и сделала собственные инвестиции в стартап как бизнес-ангел. «Она понимает выгоду от раннего обучения программированию», — говорит Шен. Ведущий инвестор в сфере образовательных технологий Дебора Кваццо из венчурной фирмы GSV тоже поддержала Juni.

Конкурент Juni, остинский стартап CodeWizards, тоже увидел рост числа клиентов вдвое после закрытия школ и был вынужден нанимать новых сотрудников, чтобы удовлетворить спрос. По словам основателя компании Джея Йемпанди, CodeWizards планирует добавить десять человек к команде из 30 преподавателей: все они — специалисты в области программного обеспечения, которые проводят групповые занятия на его авторской платформе. Пока школы закрыты, CodeWizards предлагает занятия со скидкой и ускоренные интенсивные курсы.

Вместо того, чтобы увеличить расходы на маркетинг во время пандемии, Шен меньше тратит на рекламу в Facebook и Google. «Сарафанное радио работает заметно лучше», — говорит она.

В середине марта она, Ли и десять их сотрудников в Сан-Франциско покинули свои места в коворкинге WeWork на Маркет-стрит. Они все еще оплачивают аренду стоимостью нескольких тысяч долларов в месяц, но еще не решили, что будут делать, когда власти разрешат вернуться в офисы. 20 сотрудников Juni еще до пандемии работали удаленно. «Мы понятия не имеем, что будет осенью», — признает Шен.