Новости
Кредиты, ТОРы, медицина: зампред Кирилл Бычков выслушал насущные вопросы якутского бизнеса
20 сентября 2019
Вопросы, беспокоящие медицинский бизнес, изолированность ТОРов от местных предпринимателей и недоступные кредиты – вот основные темы, которые прозвучали во время бизнес-завтрака с заместителем председателя правительства Якутии Кириллом Бычковым и министром предпринимательства Ириной Высоких.

Первыми непростые условия работы и встречные предложения озвучили представители медицинского бизнеса. На сегодня коммерческим клиникам стало сложно взаимодействовать с Территориальным фондом медицинского страхования и получать от него финансирование в рамках обязательного медицинского страхования. Проще говоря, требования становятся более запутанными – суммы выплат становятся меньше.

— По ОМС в год на каждого человека начисляется 35 тысяч рублей. Эта сумма разбивается на услуги амбулаторные и стационарные. Но если человек не пользовался стационарным лечением в течение года – эти деньги не осваиваются и списываются. Также изменились расценки по ОМС по амбулаторной части. Раньше выделяли шесть тысяч рублей – теперь жалких несколько тысяч. При этом из-за дороговизны услуг рассчитанные на год средства расходуются практически за раз. К примеру, разовая услуга МРТ с контрастом стоит 11 тысяч рублей. Это больше чем шесть тысяч на год, но услугу оказывать надо, — сообщила директор клиники «Аврора» Светлана Яковлева.

Неконкурентные условия возникают в связи с тем, что государственные клиники также оказывают платные услуги. При этом на них не лежит бремя по содержанию зданий и закупке технике – всё это за счет бюджета. В то время как частник все эти расходы включает в стоимость своих услуг.

95 процентов стоматологических услуг оказывают частные клиники. При этом из системы финансирования по линии ОМС все частные стоматологии вытеснены. Если еще пару лет назад многие частые зубные клиники оказывали услуги по медицинскому полису, то теперь по полису принимает только городская стоматология.

Ещё один момент – частные клиники платят за использование медицинской информационной системы. Государственные медучреждения от этой платы освобождены. Это также является ярким фактом установления неконкурентных условий для ведения бизнеса.

Кроме озвучивания проблемных моментов, от представителей медбизнеса прозвучали и встречные предложения. В частности, они касались по обновлению дорогостоящего медоборудования. Рыночная стоимость всей материально технической базы частных медицинских организаций республики на сегодняшний день оценивается в сумму порядка одного миллиарда рублей.

Суть предложения в следующем – в северных районах республики есть много техники, закупленной по линии нацпроектов. Однако она не используется, поскольку нет специалистов, разбирающихся в ней – их должности сократили. В итоге добро попросту пропадает.

Предприниматели предложили создать реестр такой техники и с учетом амортизационных потерь продавать или сдавать в аренду на льготных основаниях частным клиникам.

Заместитель председателя правительства Кирилл Бычков отметил, что уделит время данной информации.

Далее предприниматель из Нерюнгри, член ЯРО «ОПОРА России» Валентина Кузнецова поделилась своей историей о том, как она пыталась стать резидентом ТОР «Южная Якутия». Однако её бизнес не признали подходящим для работы в ТОР.

«Критерии отбора в резиденты ТОРа нам, нерюнгринским предпринимателям, не ясны. Кроме этого, крупные корпорации, зашедшие в республику, неохотно взаимодействуют с местным бизнесом – как в плане привлечения на подрядные работы, так и в плане закупки товаров. Те же, кто начинает работать с крупными компаниями, сталкиваются с невыгодными условиями работы и несвоевременными выплатами», —  сообщила Кузнецова.

Тему ТОРов предложила член Торгово-промышленной платы Надежда Сбурусская.

— На Нефтегазовом форуме прозвучала информация о том, что вся территория Якутии будет объявлена ТОРом. С одной стороны, мы сами ратовали за это. Но теперь находимся в немного растерянном состоянии, поскольку нам не ясны условия работы в таких условиях. Не окажется ли так, что все предприниматели республики окажутся не удел у себя дома, как и предприниматели Нерюнгринского района? Просим вас дать пояснения по критериям соответствия и положения о будущем ТОРе, о которых выйдет отдельное постановление правительства России, — обратилась к зампреду Субурусская.

Заместитель председателя правительства Кирилл Бычков ответил, что речь идет не о распространении статуса ТОР на всю территорию республики, а о создании третьего ТОРа. Но в то же время отметил: «Идея расширения ТОРа за его границы имеет место быть. Более подробно об этом прозвучит на отдельных сессиях Форума предпринимателей».

В связи с прозвучавшим обращением «Якутия.Инфо» поинтересовалась о том, какие меры прозрачности распределения и расходования средств будут обеспечены при реализации проектов Корпорации развития Якутии и Корпорации развития Дальнего Востока. И по какому принципу отбирались республиканские компании – претенденты на поддержку от данных институтов развития?

— У Корпорации развития Якутии и Корпорация развития ДВ разные функции. КРЯ – это институт развития, цель которого – раскачивать несырьевые проекты и быть для них локомотивом. Потом он по идее должен из них выходить. КРЯ должна довести проекты до определенного уровня, а дальше они должны развиваться самостоятельно. Давая государственную поддержку, КРЯ не является фондом прямых инвестиций. Это не фонд, куда вкладываются деньги государства, чтобы потом получать дивиденды. Все проекты должны быть стоящими. Это не венчурная организация, у которой может быть процент провальных проектов. Это такая организация, где за такие просчеты по носу будут бить очень серьезно. Это механизм поддержки и толчка. Плюс — это крупные проекты, такие как Жатайская судоверфь и так далее, где требованием федеральных институтов является таким, чтобы федеральные деньги давались институту развития, который был бы государственным – это допгарантии, это допвозможности в случае проблемных ситуаций воздействовать на эти процессы.

Корпорация развития Дальнего Востока – это оператор всех ТОРов по Дальнему Востоку. По сути, управляющая компания, которая проводит необходимые финансовые инъекции в инфраструктуру, в развитие. Она управляет – утверждает и выносит на утверждение правительственной комиссии решения о расширении границ ТОРов или создании новых. И каких-то других функций у неё нет, — отметил зампред Кирилл Бычков.

— Ваш посыл по поводу того, чтобы сделать деятельность Корпорации развития Якутии, более открытой, я услышал. Но, с другой стороны, это всё-таки не фонд развития предпринимательства. Вот в фонде можно спросить – «Кому вы дали деньги на каких условиях?», «Почему им? По каким критериям? И что дальше?», «Вернули они вам средства или не вернули?». Это открытая информация. Анализы по деятельности таких институтов мы проводим минимум два раза в год. взять Венчурную компанию Якутии – туда может обратиться любой желающий со своим проектом и, если отказали, поинтересоваться – почему? Чтобы доработать, доделать и представить ещё раз. У Корпорации развития Якутии другая цель, — ответил Бычков.

В ходе встречи всеми присутствующими было отмечено, что по-прежнему актуальной для бизнеса Якутии остается проблема отсутствия доступных кредитных ресурсов. Без содействия правительства республики в этом вопросе бизнесу данную ситуацию не пересилить.  Министр предпринимательства Якутии Ирина Высоких отметила, что Минпред держит в приоритете проработку темы по доступности «длинны денег» для малого и среднего бизнеса.

Источник: Якутия.Инфо

Есть вопрос?
Позвони 8-800-100-58-80