Новости
«Мы призываем не менять условия для резидентов ТОР»
25 сентября 2019

Председатель совета директоров ООО «Колмар Груп» Анна Цивилева об итогах ВЭФ и новых перспективах для резидентов ТОР

Компания «Колмар» реализует на Дальнем Востоке три инвестиционных проекта, у нее заключены долгосрочные контракты на поставку угля с крупнейшими мировыми металлургическими компаниями в Японии и Китае. Большой интерес к продукции компании проявляют и в Индии, с представителями которой руководство «Колмара» провело переговоры на пятом Восточном экономическом форуме. Об итогах ВЭФ, новых перспективах компании и неприятностях для резидентов ТОР на Дальнем Востоке в интервью EastRussia рассказала председатель совета директоров ООО «Колмар Груп» Анна Цивилева.

– Анна Евгеньевна, закончился пятый Восточный экономический форум. Каковы его итоги для вашей компании?
– Мы принимали участие в деловой программе Восточного экономического форума и провели международный турнир по мас-рестлингу на призы компании. В этот раз подписали несколько соглашений, которые были направлены в большей степени на социальное развитие региона и привлечение кадров на Дальний Восток, в Южную Якутию, к нам на предприятие.

Во-первых, мы подписали значимое для нас соглашение с Правительством Республики Саха (Якутия) о строительстве инфраструктурных объектов для привлечения наших будущих сотрудников в регион. В ближайшие два года мы планируем увеличить штат наших сотрудников на пять тысяч человек. Средний возраст наших работников составляет 39 лет, они приезжают с семьями – с женами, с детьми, поэтому общий приток населения в регион составит 10-15 тыс. человек. Встает вопрос, где и как мы будем расселять эти семьи. По соглашению мы обязуемся построить объекты капитального жилого строительства, а Правительство республики будет строить инфраструктурные социальные объекты: детские сады, школы, развлекательно-досуговые учреждения – все, что необходимо людям для комфортного проживания.

Второе соглашение касается привлечения новых кадров для работы на нашем производстве. Мы подписали трехстороннее соглашение с Агентством по развитию человеческого капитала и Дальневосточным федеральным университетом. Нам нужны будут выпускники горных факультетов ВУЗов, инженеры, поскольку сейчас мы закупаем высокотехнологичное оборудование, на котором нужно уметь работать, нужно им управлять, ремонтировать его. Конечно же, нам очень нужны высококлассные кадры, и сам процесс обучения работе на этом оборудовании достаточно долгий.

Мы также приняли активное участие в деловой программе самого форума, с докладами выступили на нескольких сессиях. На бизнес-диалоге «Россия – Индия» я рассказала о планах компании по выходу на индийские рынки наших коксующихся углей и взаимодействия с нашими индийскими партнерами.

– Компания будет строить жилье для сотрудников, а какие еще меры поддержки окажет работникам?
– Пока это проект о намерениях, поскольку вообще это глубокая проблема. Мы ведем переговоры с банками о предоставлении нашим сотрудникам льготной ипотечной ставки, прорабатываем внутри компании вопрос о возможности погашения первого взноса за сотрудника, если он проработает в регионе в течение некого времени. Также мы ведем переговоры с застройщиками, чтобы рассчитать бюджет строительства этого жилого фонда, составить бизнес-план.

– А сейчас для сотрудников хватает жилья?
– Да, сейчас пока хватает, поскольку мы построили два общежития: для людей, которые работают вахтовым методом, и одно общежитие для малосемейных пар. Кроме того, мы выкупаем для наших сотрудников и арендуем жилье, которое есть в фонде города Нерюнгри. Этих резервов сейчас хватает, но мы их практически исчерпали. Именно поэтому нужно строить капитальные дома, поскольку любое общежитие подразумевает временное пребывание, а мы заинтересованы, чтобы наши сотрудники оставались в Якутии на долгие годы и работали на постоянной основе.

– Предоставление первоначального взноса на приобретение жилья не будет слишком затратной частью расходов компании?
– Вообще ведение бизнеса на Дальнем Востоке и в Южной Якутии – затратно. Но поскольку работа идет в условиях Севера, в тяжелых климатических условиях, мы создаем для людей условия для жизни. Семьи нужно чем-то привлекать для переезда: высокой зарплатой, хорошим соцпакетом, возможностью приобрести жилье. Мы отдаем себе отчет в этом и принимаем специальные меры поддержки, потому что у нас очень амбициозные планы, для осуществления которых нужны кадры.

– Проблема с кадрами — общая для Дальнего Востока. Одним жильем ее не решить. Благодаря каким инструментам вы привлекаете работников?
– С первого дня работы мы платим северные надбавки, предлагаем гарантированные дополнительные социальные льготы, например, ежегодно оплату проезда в отпуск сотрудникам и членам их семей. Сейчас средняя цена авиаперелета эконом-классом туда – обратно составляет 70 тыс. рублей. Также компенсируем стоимость санаторно-курортных и туристических путевок, загранпоездок, детское оздоровление, оказываем материальную помощь сотрудникам, попавшим в трудную жизненную ситуацию.

Кроме того, для квалифицированных сотрудников, приезжающих на ПМЖ, предусмотрены дополнительные социальные гарантии в виде оплаты проезда до места работы авиа- и ж/д транспортом. Например, мы полностью оплачиваем сотруднику и членам семьи билеты, чтобы они приехали к нам на работу. Также частично компенсируем аренду жилья.

– А откуда приезжает больше всего сотрудников?
– До 75% сотрудников – это жители Дальнего Востока и большая часть – это жители Якутии. Дополнительно во время роста компании добираем сотрудников из других регионов.

– Как компания реагирует на снижение цен на уголь на мировом рынке? И насколько вообще вы зависимы от этого фактора?

– Могу сказать, что мы не отклоняемся от своей стратегии, идем по заданному плану развития производства. Мировые цены зависят, прежде всего, от экономического положения основных импортеров коксующегося угля – Индии и Китая.

Многие бизнесы, особенно угольный связан с волатильностью цен на конечный продукт на мировом рынке, и мы уже переживали кризис 2014 года, когда было резкое падение цен на уголь. Потом в 2016 году был, наоборот, максимальный пик, когда коксующийся уголь продавался по 300 долларов за тонну. Вот буквально еще этим летом цена была порядка 200 долларов за тонну, а сейчас мы провалились на 25%. Но все-таки рынок коксующегося угля – на мой взгляд, более стабильный и перспективный. Все мировые аналитики прогнозируют рост производства стали на 1,4% в следующем году на рынках АТР, а мы занимаемся экспортом коксующегося угля, который как раз и используют металлурги.

На форуме мои слова подтвердились – было очень много представителей индийской делегации, крупного бизнеса, в том числе угольного, металлургического, которые заявили, что потребность Индии в коксующемся угле очень высока, страна опасается, что запасов коксующихся углей, которые могут предложить Австралия и США, не хватит. Поэтому они рассматривают российский рынок как вариант диверсификации поставок и как один из источников дополнительной поставки коксующихся углей.

– А были ли какие-либо переговоры с индийскими компаниями по продаже угля?
– На выездной сессии Дальневосточного форума в Мумбаи у нас были первые знакомства с ними. После этого в Москве мы провели переговоры с «Тата Пауэр» и «Кол Индия». Более того, представители компании «Кол Индия» поехали на наше предприятие в Нерюнгри, чтобы посмотреть, как мы работаем в северных условиях.

– Сотрудничество с индийскими компаниями ограничится только продажей угля?
– Мы готовы с удовольствием продавать свою продукцию индийским компаниям. Более того, у нас уже сейчас идут спотовые поставки угля на индийский рынок. Также мы оказываем компаниям из Индии консультационные и консалтинговые услуги. После открытия нашего порта в первом квартале 2020 года, мы надеемся, что перейдем на долгосрочные контракты. Нам уже предлагают подписать десятилетние контракты, но пока мы на это не идем, поскольку, рынок настолько волатилен, что нужно определиться с другими странами: Китаем и Японией, перед которыми у нас уже есть обязательства и куда мы уже делаем поставки на долгосрочной основе.

– А если ли у компании какие-то стрессовые сценарии, если цена угля на мировом рынке проваливается не на 25%, а на 50%?
– Да, мы заложили в своей стратегии финансовые модели определенные пессимистические прогнозы по цене. Видим сейчас некую динамику и думаем, что в ближайшее время ситуация изменится – есть тенденции к этому. Поэтому ожидаем, что в ближайшие месяцы цены на коксующийся уголь медленно начнут подниматься.

– На ВЭФ бурно прошла сессия о дальнейшей работе преференциальных режимов на Дальнем Востоке, а особенно о льготах, которые резидентам придется вернуть. Как относитесь к этому?
– Сам по себе инструмент господдержки в виде преференций для резидентов Территорий опережающего развития создали относительно недавно, опыта ни у кого нет, и мы являемся первопроходцами, теми, на ком отрабатывают этот опыт. Поэтому, конечно же, возникает ряд вопросов. Мы благодарны, что такой инструмент был создан, поскольку он действенный: привлекает инвесторов, дает возможность получить преференции. Мы благодаря тому, что стали резидентами ТОР, увеличили объем инвестиций практически в два раза – за счет реинвестиций, за счет самого ощущения плеча, которое нам подставило государство. Мы поверили в господдержку, и при этом решили более уверенно двигаться вперед.

Сейчас появляются слабые места, например, на момент получения статуса резидента ТОР компании получили налоговые преференции, которые были зафиксированы на момент заключения соглашения. Исходя из этого, были составлены бизнес-планы и разработаны инвестиционные программы, а также привлечен заемный капитал у банков, беря во внимание экономию на налогах и других платежах. Однако, в августе 2018 года вступил в силу федеральный закон № 300-ФЗ, в котором появились новые требования по применению пониженных тарифов и страховых взносов. Они ухудшили положение резидентов: компании заходили в бизнес-проект на одних условиях, а сейчас условия игры поменяли и не в лучшую сторону. Уже есть компании, которые за счет этого подошли к банкротству.

Так нельзя сейчас делать, поскольку бизнес только-только начинает доверять государству, мы только начинаем тесное и плодотворное взаимодействие. Поэтому мы призываем сохранить изначальные условия для резидентов.

На сессии присутствовали представители Минвостокразвития, которые понимают всю ситуацию, ответственность перед бизнесом и последствия недоверия, которое может возникнуть. Они взяли на себя обязательства, что многие изменения будут проработаны, а вопросы, которые нужно урегулировать с налоговыми органами, они возьмут под свой контроль.

Источник: East Russia
Есть вопрос?
Позвони 8-800-100-58-80