Мы готовы ответить на Ваши вопросы
8-800-200-01-12

Общероссийская линия по коронавирусу (круглосуточно)

8-800-550-21-24

Управление Роспотребнадзора по Республике Саха (Якутия) (с 9:00 до 18:00 по якутскому времени)

8-800-222-22-22

Федеральная налоговая служба (с 9:00 до 18:00 по московскому времени)

8-4112-500-567

Управление Федеральной антимонопольной службы Республики Саха (Якутия) (с 09:00 до 18:00 по якутскому времени)

8-800-100-14-03

Министерство здравоохранения Республики Саха (Якутия) (с 09:00 до 18:00 по якутскому времени)

8-4112-50-80-75

По вопросам трудовых отношений

8-800-201-34-30

Торгово-промышленная палата РФ (с 9:00 до 20:00 по московскому времени)

8-800-100-77-88

Горячая линия по вопросам предоставления услуг связи E-YAKUTIA (с 09:00 до 18:00 по якутскому времени)

7-925-054-72-12

Центральный аппарат Росимущества (с 9:00 до 18:00 по московскому времени)

Новости
На какие вопросы должен ответить техпредприниматель, чтобы получить инвестиции
24 сентября 2021

Продолжаем на нашем портале и в соцсетях проекта серию интервью о технологическом предпринимательстве и особенностях работы с инвесторами.

Заместитель председателя Научно-технического совета Госкорпорации Ростех, руководитель направления инновационного развития Корпорации, зав. базовой кафедрой ГК «Ростех» в РУДН, д.э.н., Александр Каширин рассказал нам об особенностях работы с технологическими предпринимателями и о том, какие критерии используют инвесторы для оценки проектов.

– Александр Иванович, давайте для начала пройдёмся по терминам. Кто такой технологический предприниматель и чем он отличается от стартапа?

– Давайте разберемся. Сейчас в рамках рабочей группы, созданной Правительством РФ, ведется работа по развитию национальной инновационной системы (НИС). НИС как любая сложная система, например, самолет, состоит из агрегатов, узлов, деталей. А из каких элементов состоит НИС? Наше понимание, что НИС – это совокупность субъектов и объектов. Именно субъекты и объекты являются составными элементами НИС и от того какие меры регулирования и поддержки оказываются им успешно или медленно развивается инновационная экономика.

Какие группы субъектов есть? В первую очередь это инновационные компании на разных стадиях развития: от стартапа до крупной компании. Именно компании создают, производят и продают инновационные продукты и технологии на рынке, тем самым вносят вклад в формировании инновационной составляющей ВВП. Второй, разработчик, ученый – тот, кто непосредственно разрабатывает продукт, технологию. Далее, субъекты инфраструктуры – технопарки, бизнес-акселераторы, институты развития и пр. Группа субъектов финансирования, включая государственные фонды и компании, бизнес-ангелы и венчурные фонды, которые осуществляют финансирование и стартапов, и учёных, и инфраструктуры. Группа субъектов потребления инновационной продукции (покупатели), в лице физических и юридических лиц. Субъекты государственного и общественного регулирования инновационной сферой. И наконец, группа субъектов управления – это управление и компанией, и учеными, и финансовыми институтами, и инфраструктурой, и на уровне отрасли, региона, страны.

Исходя из представленной классификации субъектного состава НИС следует, что стартап – это компания, внутри которой три главных участника: разработчик, управленец (менеджер) и инвестор.

Технологический предприниматель – это менеджер стартапа. Например, у Apple Возняк – разработчик, а Джобс – управленец. Достаточно редко бывает, когда учёный-разработчик берёт на себя функцию управленца и достигает успеха.

– С какими проблемами чаще всего сталкиваются технологические предприниматели?

– Им не хватает компетенций, опыта, знаний. Я сам являюсь бизнес-ангелом. По практике вижу, что многим предпринимателям трудно даются исследования конкурентных преимуществ продукта, анализ рынка, понимание бизнес-модели, покупателей.

В любом проекте есть три составляющие: инновационность (этот уровень определяется конкурентным анализом и сравнением с аналогами); коммерческая привлекательность (прибыльность должна быть выше 200%, чтобы стартап смог выйти на конкурентный рынок); инвестиционная привлекательность (инвестору нужно капитализировать компанию и потом продать, чтобы получить возврат вложений).

При рассмотрении проекта я всегда задаю вопрос: «Что вы будете продавать?» И не всегда человек может на этот вопрос ответить. Всего при оценке проекта девять таких вопросов: продукт, его конкурентные преимущества в сравнении с мировыми аналогами, объем рынка и его темпы роста, главный покупатель, уровень прибыльности бизнеса, бизнес-модель развития, защита интеллектуальной собственности, команда и ее мотивация, стратегия выхода инвестора из бизнеса, кому и как он будет продан. Негативный ответ на один из вопросов часто закрывает инвестирование проекта.

Ещё одна проблема – это конфликты. Нужно смотреть внимательно на разработчиков и управленцев проекта и их взаимоотношения. Бывают случаи, когда талантливый разработчик оказывается проблемным в плане коммуникаций, что приводит к конфликтам в дальнейшем.

– Где и чему нужно учить технологических предпринимателей?

– Компании из «Сколково», технопарков, бизнес акселераторов уже достаточно продвинутые, их учат работать с инвесторами и развивать бизнес. К этой работе следует подключить университеты, которые бы готовили по специальностям «технологический предприниматель», то есть управленцев стартапов и посевных компаний, управленцев венчурных фондов и сетей бизнес-ангелов, управленцев инфраструктуры, а также дополнительное профессиональное образование для управленцев на государственном. региональном и отраслевом уровнях, плюс организаторов научно-исследовательской деятельности.

К сожалению, пока мало опытных преподавателей-практиков. Но, если реализовывать такие программы, то обучать должны специалисты из инновационной сферы. И, помимо обучения, нужна, конечно же, практика. Одно дело, когда тебе рассказали, как делать анализ рынка. И совсем другое, когда ты сделал его сам. Студентов нужно направлять в сети бизнес-ангелов, чтобы они выступали там и представляли свои проекты, а им помогали их дорабатывать. Вот тогда появится реальный навык. Для этого нужны наставники.

– На ваш взгляд, какие нужны дополнительные меры поддержки для всей сферы технологического предпринимательства?

– Должен быть режим наибольшего благоприятствования для развития стартапов. Мы должны дать возможность учёным соединяться с управленцами, а венчурным фондам и бизнес-ангелам – спокойно функционировать. С частными деньгами проблем нет, а вот с государственными деньгами венчурных фондов проблемы есть. Надзорные органы считают, что если ты вложился и стартап прогорел, то это ты и виноват. Но когда вкладываешь, условно, в 10 компаний, то 3 из них точно прогорают. Так устроен венчурный бизнес. А их за это могут привлечь к ответственности. Это серьёзный барьер.

Второй барьер – госзакупки. Закупочные процедуры, включая залоги, обеспечение и цену контракта, создают серьёзные трудности по участию стартапов в закупках государственных организаций. Я предлагал сделать особый статус «инновационная закупка», чтобы тот, кто имеет этот статус, смог бы стать единственным поставщиком.

Третье – таможня. Поставки инновационной продукции за рубеж и импорт комплектующих требуют соблюдения очень сложной и долгой процедуры.

Четвёртое – посевная стадия. Бизнес-ангел вкладывается в оборудование, материалы, зарплату, платит налоги. В ряде стран бизнес-ангельские инвестиции в стартап не облагаются налогами. Нам тоже стоит ввести такие меры, чтобы стимулировать инвесторов вкладываться в стартапы. Можно ввести налоговые каникулы для стартапов на какой-то срок (например, 7–8 лет) или до достижения определённого уровня выручки (скажем, 200 млн рублей).

– Где искать бизнес-ангелов?

– Сейчас создаются сети бизнес-ангелов, которые занимаются вопросами отбора и доведения проекта до инвестиционной привлекательности и представление их инвесторам. Появились платформы для бизнес-ангелов, на которые приходят и предлагают небольшими деньгами поучаствовать в проекте. Есть венчурные ярмарки. Бизнес-ангелам необходимо сообщество, где можно найти партнеров для со финансирования проектов. И это как раз сети бизнес-ангелов. Но у них есть проблема. Сети живут на доходы от сделок, а пока у нас мало бизнес-ангелов, то сделок получается не очень много и сетям, по сути, этих денег не хватает. За рубежом многие региональные власти просто дотируют сети бизнес-ангелов, чтобы они существовали. Если и у нас будут дотации, это поддержит развитие сетей бизнес-ангелов и поможет привлечь людей с деньгами. А пока у нас ещё не созданы условия для развития бизнес-ангельского инвестирования. Они есть, отрасль существует, но развивается слабо.