Портал малого и среднего
предпринимательства

Республики Саха (Якутия)
Центр поддержки предпринимательства РС(Я)
8-800-100-58-80
Бесплатная «горячая линия»
для предпринимателей
27 декабря 2016
Pravo.ru: Самые важные законы и законодательные инициативы уходящего года

С начала 2016 года произошел ряд законодательных изменений, которые затронули большинство важнейших сфер жизни. Это, в частности, антитеррористический «пакет Яровой», реформа третейских судов, запрет заёмного труда и госмонополия на кадастровую оценку. Также продолжается начатая ранее работа по обновлению действующих кодексов, сближению гражданского и арбитражного процессов, гуманизации российского законодательства и снижению нагрузки на юрлиц и предпринимателей.

Власть больше не будет «кошмарить» бизнес?

С 1 января 2016 года по 31 декабря 2018 года введен временный мораторий на проведение плановых неналоговых проверок малого бизнеса: юрлиц и ИП, чья годовая выручка не превышает 800 млн руб., а численность работников – 100 человек. С августа вся информация о юрлицах и ИП, которые соответствуют указанным условиям, размещена в Едином реестре субъектов малого и среднего предпринимательства. Этот реестр является открытым и бесплатным, его ведет и наполняет ФНС. Предполагается, что теперь субъектам малого и среднего предпринимательства не придется подтверждать свой статус каждый раз, когда они обращаются за господдержкой или участвуют в закупках, что очень удобно. Регистрация юрлиц и ИП тоже упростилась: с 1 января 2016 года ее можно осуществлять через нотариусов.

В сфере уголовной ответственности бизнесменов также произошли изменения. По словам бизнес-омбудсмена Бориса Титова, количество уголовных дел и предпринимателей, находящихся в СИЗО, неуклонно растет. В доказательство своих слов уполномоченный приводит статистику Генпрокуратуры, согласно которой в прошлом году было возбуждено на 22% больше экономических дел, чем в 2014 году. Для снижения данного показателя Пленум Верховного суда подготовил и 15 ноября принял постановление. Согласно этому документу, лица, совершившие экономические преступления небольшой или средней тяжести, освобождаются от уголовной ответственности при частичном возмещении ими ущерба (см. «Пленум Верховного суда принял постановление по «экономическим» преступлениям«).

Недавно принятый закон об ужесточении ответственности за незаконное уголовное преследование ИП тоже призван ослабить давление на бизнес. Теперь сотрудникам правоохранительных органов, незаконно возбудившим уголовное дело в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности либо из корыстной или иной личной заинтересованности, грозит лишение свободы на срок от 5 до 10 лет. При этом возбужденное дело должно повлечь прекращение предпринимательской деятельности или причинение предпринимателю ущерба на сумму более 1,5 млн руб.

Адвокаты нововведением недовольны – по их мнению, доказать незаконность возбуждения уголовного дела, а также причинную связь между решением о возбуждении и указанными в норме последствиями, крайне трудно. Кроме того, адвокатское сообщество считает, что на практике могут возникнуть проблемы с установлением субъекта преступления. Председатель ЮПА Юрий Пилипенко уже направил отрицательный отзыв на закон председателю Комитета по конституционному законодательству и госстроительству Совфеда Андрею Клишасу (см. «Адвокаты недовольны президентским законом об ответственности за преследование бизнеса«).

А инициатива депутата Госдумы Александра Ремезкова хоть и направлена на увеличение инвестиционной привлекательности российского рынка, предусматривает ряд дополнительных наказаний для организаций. Речь идет о введении уголовной ответственности юрлиц за целый спектр преступлений – от торговли людьми до дачи взятки. В бизнес-сообществе эта идея обсуждается давно. В случае принятия законопроекта юрлиц ждут такие наказания, как предупреждение, штраф, лишение лицензии, квоты, преференций или льгот, лишение права заниматься определенным видом деятельности, запрет на осуществление деятельности на территории России и принудительная ликвидация. Предполагается, что юрлицо даже будет иметь судимость, которую можно погасить спустя определенное время.

Гражданское и административное судопроизводство: курс на обновление

В течение этого года председатель ВС Вячеслав Лебедев несколько раз напоминал: «Считаю, что в структуре арбитражного судопроизводства все должно остаться так, как есть. Не нужно ломать то, что работает нормально». Вместе с тем глава ВС отметил, что практика обеих судебных систем продолжает унифицироваться (см. «Система арбитражей не будет приведена в соответствие с системой СОЮ, сообщил глава ВС«).

Действительно, этим летом вступили в силу нормы, подготовленные ВС и направленные на сближение действующих сейчас ГПК и АПК: по гражданским делам было введено упрощенное производство, а по арбитражным спорам – судебный приказ, институт частных определений, обязательный претензионный порядок. «Изменения в АПК призваны, в первую очередь, «разгрузить» арбитражные суды и ускорить судопроизводство. В связи с тем, что поправки не так давно вступили в силу и еще широко не применяются, об их результативности можно будет говорить ближе к лету 2017 года, когда арбитражная система перейдет на новый процесс», – прокомментировала руководитель практики «Коммерческое право» юридической компании «Rights» Алёна Абрамович.

А 20 декабря начал действовать разработанный ВС закон, который установил новый для арбитражного процесса институт – отказ в принятии иска (в ГПК и КАС такой институт есть). Так, иск не будет принят, если он не подлежит рассмотрению и разрешению в арбитражном суде; если имеется вступившее в силу принятое по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям судебное решение или решение третейского суда. Юрист петербургской практики «Пепеляев Групп» Вадим Инсаров считает, что нововведение уменьшит уровень защиты прав лиц, которые обращаются в суд. Он полагает, что суды получат возможность отказывать в принятии исковых заявлений по расплывчатым причинам: «При таких обстоятельствах возможность обжаловать определение суда об отказе в принятии иска не обеспечит должных процессуальных гарантий, однако повлечёт затягивание рассмотрения дела. Принятие к производству и рассмотрение заведомо необоснованных исков является меньшим злом, чем ограничение права на рассмотрение дел по существу у лиц, которые обращаются в суд». Помимо этого, новый закон скорректировал основания для возвращения заявления о выдаче судебного приказа, установил основания для отказа в принятии судебного приказа и уточнил основания для пересмотра в порядке кассации вступившего в силу судебного приказа.

Тем временем Председатель Комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников продолжает начатую в 2014 году работу над единым ГПК, который должен прийти на смену действующим сейчас ГПК и АПК. Последние слушания, проведенные его комитетом в шестом созыве, были посвящены этому документу. Однако целиком проект еще не представлен; при этом сроков окончания работы над ним глава комитета не называет.

Административное судопроизводство тоже не стоит на месте. ВС подготовил законопроект об отказе от обязательного профессионального представительства. Пилипенко из ФПА выступил против этой инициативы, о чем 2 ноября сообщил в письме на адрес Ларисы Брычевой, начальника Государственно-правового управления Президента РФ. Адвокат уверен, что равноправие и состязательность «возможны лишь при надлежащей юридической квалификации сторон и (или) их представителей, что невозможно обеспечить, устранив из положений Кодекса существующее в настоящее время требование об обязательном наличии у представителя высшего юридического образования или статуса адвоката». С позицией Пилипенко согласен и Конституционный суд. При вынесении отказных определений по жалобам граждан на ст. 208 КАС он указал: каждый имеет право на судебную защиту, но ее особенности определяются федеральным законодателем, который запретил ведение дел гражданам без юробразования (см. «ФПА просит не отказываться от института представительства в административном судопроизводстве«).

«Карманным судам» – бой

В этом году произошла долгожданная реформа третейских судов, которые многие называли карманными. «Ее задача – восстановить доверие к третейскому разбирательству. Качество арбитражных учреждений важнее их количества», – заявил министр юстиции России Александр Коновалов. Теперь третейские суды называются арбитражными учреждениями и могут создаваться исключительно при НКО по специальному разрешению Правительства. Право на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения предоставляется Правительством на основании положительной рекомендации Совета по совершенствованию третейского разбирательства, созданного при Минюсте. В его состав вошли представители органов государственной власти, общероссийских объединений предпринимателей, торгово-промышленных палат, а также юридического, научного, предпринимательского сообщества и иные лица. А арбитрами (председателями третейского суда) могут быть граждане, имеющие высшее юридическое образование, в том числе судьи в отставке. Бывшему обладателю мантии сохранят назначенное ежемесячное пожизненное содержание. По мнению Коновалова, новые правила помогут отсеять некомпетентные арбитражные учреждения, обеспечить прозрачность назначений, максимальную независимость арбитров и коллегиальность рассмотрения дел (см. «Министр юстиции ждет от судов «трезвого, но гуманного» подхода к третейским арбитражам«).

Эксперты оценили реформу неоднозначно. «Бизнес нуждается в форумах, которые будут рассматривать споры на профессиональном уровне и без коррупции»,  – считает партнер юридической компании «Савельев, Батанов и партнеры» Сергей Савельев. По мнению председателя правления Российской арбитражной ассоциации Владимира Хвалея, в России бытует представление, что третейское разбирательство – это жульничество, и чтобы переломить такое отношение, изменений в законодательстве недостаточно. Эксперт уверен, что важно взаимодействие с государственными судами. В свою очередь партнер компании BGP Litigation Александр Ванеев полагает, что инфраструктура, которая выражена в законе, «является во многом уникальной, поэтому непонятно, как она будет работать».

Взыскание процентов по новым правилам

Раньше законные проценты (ст. 317.1 ГК) могли начисляться на любое денежное обязательство без нарушения последнего. Это приводило в движение заложенный в договор баланс интересов, за что критиковалось практикующими юристами. Проблем добавляли и налоговые органы, которые начисляли налоги исходя из того, что проценты должны уплачиваться по всем договорам. В результате практически во все соглашения стороны стали включать условие о том, что проценты по ст. 317.1 ГК к ним не применяются. Депутаты Госдумы Павел Крашенинников и Юрий Фабричный решили, что это неправильно, и внесли в ГК соответствующие поправки. Поэтому с 1 августа законные проценты (ст. 317.1 ГК) применяются только в случае, если это предусмотрено законом или договором. При этом норма о законных процентах распространяется на все некоммерческие организации и физические лица.

Порядок расчета процентов за нарушение денежного обязательства (ст. 395 ГК) с 1 августа также изменился. До указанной даты они определялись по средней ставке вкладов физических лиц, которая является достаточно низкой. Это создавало стимулы для недобросовестных должников: не возвращать деньги физлиц было дешевле, чем брать кредит в банке. Теперь размер процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК) увеличился за счет расчета таких процентов в соответствии с ключевой ставкой ЦБ, которая несколько выше ставки по банковским вкладам физлиц. Абрамович из юркомпании «Rights» считает, что изменение упростит расчет процентов за пользование чужими денежными средствами, так как ключевая ставка ЦБ меняется намного реже ставки по банковским вкладам физлиц.

Гуманизация уголовного законодательства: преступления становятся правонарушениями?

Разработка нового КоАП, которую начал Комитет по конституционному законодательству и госстроительству ГД предыдущего созыва, идет полным ходом. Экс-депутат Владимир Плигин успел подготовить проект кодекса, и сейчас он направлен представителям бизнес-сообщества и ведущим юридическим школам для внесения замечаний и предложений. У Крашенинникова, по его словам, есть некоторые вопросы к этому проекту (например, по ликвидации юрлиц), но они сейчас решаются.

УПК и УК также могут обновиться. «Мы работаем над этим, потому что УК в этом году 20 лет, УПК – 15 лет. За это время и в тот, и в другой внесено по 200 федеральных законов. Но если в УК эти изменения связаны с ужесточением наказания, введением новой ответственности за какие-то деяния, то 200 изменений, внесенных в процедуру рассмотрения уголовных дел, уже говорят о ее несовершенстве», – объяснил Лебедев. Вместе с тем член Совета Федерации Елена Мизулина предложила иное решение проблемы – запретить вносить корректировки в УПК чаще, чем раз в год. Парламентарий считает, что вносить изменения в Кодекс нужно только отдельным законом, а отзывы на поправки в УПК должны давать ВС, Генпрокуратура и ФПА (см. «Мизулина: УПК нужно править одним законом и не чаще, чем раз в год«).

Пока данные предложения остаются лишь на уровне инициатив, 15 июля вступили в силу два разработанных ВС закона о частичной декриминализации побоев и невыплаты алиментов. Теперь за эти деяния, если они совершены впервые и возмещен ущерб, вместо уголовного наказания предусмотрен административный штраф. Однако Лебедев считает, что этого недостаточно, и нужно продолжать работу над гуманизацией российского законодательства. В частности, он предлагает дополнить УК главой об уголовно наказуемом проступке – то есть заменить для граждан, впервые совершивших преступление небольшой тяжести, уголовную ответственность на административную. По словам Лебедева, за год в суды поступает порядка 1 млн уголовных дел, примерно 530 000 – по преступлениям небольшой тяжести. «Почти каждое четвертое из них прекращается судами, а пресса говорит, что наши суды работают с обвинительным уклоном. Есть логика вот в этом штампе – замыленном, засаленном, заскорузлом? Судебная система предлагает вообще не привлекать к уголовной ответственности за отдельные составы преступлений», – пояснил глава ВС (см. «Лебедев: необходимо продолжить гуманизацию российского законодательства«).

Кадастровая оценка по-новому: как изменится налог на имущество?

Сейчас в 28 регионах, а к 2020 году на всей территории России расчет налога на имущество будет производиться исходя из его кадастровой стоимости. Поэтому важно, кто и по каким правилам осуществляет кадастровую оценку. В июле 2016 года принят закон, согласно которому проводить такую оценку смогут только государственные бюджетные учреждения. А 1 ноября Минэкономразвития представило методические рекомендации определения кадастровой стоимости объектов. Согласно им, запрещается устанавливать кадастровую стоимость недвижимости выше рыночной. Последний показатель определяется на день заседания комиссии по рассмотрению споров о кадастровой стоимости или в судебном порядке (см. «МЭР запретил поднимать выше рыночной кадастровую стоимость недвижимости«).

Требования к кадастровым инженерам также ужесточились. Теперь осуществлять кадастровую деятельность могут только лица, получившие высшее образование по определенной специальности или направлению подготовки, имеющие опыт работы в качестве помощника кадастрового инженера не менее двух лет, сдавшие теоретический экзамен и застраховавшие свою гражданскую ответственность за несоблюдение требований законодательства в области кадастровых отношений. Кроме того, обязательным условием осуществления кадастровой деятельности становится членство в саморегулируемой организации кадастровых инженеров.

Эксперты уже предсказали, что нововведения затруднят оспаривание кадастровой стоимости недвижимости, а значит, снизить начисленный налог будет сложнее. В Комитете Госдумы по земельным отношениям подтвердили, что размер налога на имущество в связи с внесенными поправками может увеличиться. Первые четыре года с начала применения кадастровой оценки это будет происходить постепенно. Сейчас ставка для жилых домов и помещений, объектов незавершенного жилого строительства, гаражей и хозяйственных построек площадью до 50 кв. м на личных земельных участках составляет не более 0,1% от кадастровой оценки. Местные власти могут ее уменьшить до нуля или увеличить максимум втрое. Для объектов дороже 300 млн руб. она может достигать 2%. Точные значения ставок налога устанавливает регион (см. «Налог на имущество рассчитают по близкой к рыночной кадастровой стоимости«).

Бенефициары выходят из тени

На днях (21 декабря) вступил в силу закон, предусматривающий обязанность юридических лиц устанавливать сведения о своих бенефициарных владельцах (ФИО/наименование, ИНН, дату рождения, гражданство, реквизиты документа, удостоверяющего личность, место жительства/нахождения и т.д.). Также закрепляется обязанность по хранению указанной информации в течение пяти лет – в противном случае юрлицо будет оштрафовано. Инициатором нововведения выступило Правительство. Сам закон разработан в целях реализации положения Национального плана «по противодействию уклонению от уплаты налогов и сокрытию бенефициарных владельцев компаний». Обязанность юридических лиц получать, хранить и обновлять информацию о своих бенефициарных владельцах предусмотрена многими международными актами, например, рекомендацией ФАТФ и Коммюнике лидеров Группы 8 (принято в июне 2013 г. в городе Лох-Эри).

«Минусы этих нововведений могут возникнуть в налоговой сфере, особенно при реализации международного налогового планирования, а также во многих других отраслях. Представляется, что эффективное применение указанных законодательных новелл будет существенно осложнено. Юридические лица смогут формально подходить к требованиям о раскрытии информации о бенефициарных владельцах (как это происходило ранее в отношении запросов банков о раскрытии информации о выгодоприобретателях/бенефициарах), а возможности проверки таких сведений государственными органами ограничены», – считает Абрамович. «Процесс установления конечных бенефициаров никогда не являлся легкой и быстрой процедурой, особенно если речь шла о крупном холдинге. На практике конечный бенефициар зачастую владеет компанией через ряд других компаний, в том числе зарегистрированных на территории другого государства, что не редко усложняет или делает невозможной процедуру получения информации отдельно взятым юридическим лицом. Критерии «необходимых мер по установлению конечных бенефициаров» также не совсем ясны. Поэтому однозначного ответа на вопрос, насколько эффективны грядящущие изменения, сейчас дать не представляется возможным», – добавляет главный юрисконсульт СТС-Медиа Мария Дерягина.

«Под колпаком», или чем запомнился «пакет Яровой»

Этим летом шло активное обсуждение пакета законопроектов, ужесточающих ответственность за террористические и экстремистские преступления («пакет Яровой»). Согласно нему, операторы связи и интернет-компании с 1 июля 2018 года должны до полугода хранить содержание звонков и переписки пользователей. Руководители четырех крупнейших сотовых операторов («Билайна», «МегаФона», МТС и Tele2) просили председателя Совфеда Валентину Матвиенко отклонить поправки – в противном случае им придется несколько лет находиться в налоговом убытке, из-за чего потери понесет и госбюджет. Граждане также выступали против нововведений: в некоторых городах прошли митинги, а петиции за отмену антитеррористических мер собрали более 700 000 подписей. Однако, несмотря ни на что, 6 июля «пакет Яровой» был принят. Не успел он вступить в силу, как Минэкономразвития и Совет по правам человека предложили доработать указанные документы. Чуть позже с аналогичной инициативой выступил руководитель Минкомсвязи Николай Никифоров. Работа над формулированием соответствующих поправок еще ведется.

Гендиректор разработчика систем хранения данных «Арсиэнтек» Денис Нештун подсчитал, что реализация антитеррористического пакета обойдется операторам более чем в 10 трлн руб., и, в конечном счете, эти расходы лягут на плечи граждан. Для их минимизации глава специализирующейся на информбезопасности компании InfoWatch Наталья Касперская предложила организовать единый центр обработки данных и хранить трафик там. А госкорпорация «Ростех» даже подготовила проект по созданию указанного центра. Однако Правительство и ФСБ документ раскритиковали, в связи с чем он был отправлен на доработку (см. «Правительство и ФСБ раскритиковали проект «Ростеха» о реализации «пакета Яровой«).

И всё же основная проблема реализации «пакета Яровой» заключается не столько в хранении, сколько в сборе и передаче контента. Дело в том, что пока единого способа для этого нет. Его поисками сейчас занимается Минкомсвязи совместно с ФСБ.

Заёмный труд – противозаконный труд

С 1 января 2016 года было введено понятие «заемный труд» и установлен общий запрет на его использование. Теперь предоставлять работников разрешено лишь частным агентствам занятости, а также юридическим лицам. Такая инициатива принадлежит депутатам Госдумы Андрею Исаеву, Михаилу Тарасенко, Валерию Комиссарову, Юлии Песковской, Ирине Яровой и Мартину Шаккуму. Они посчитали, что раньше недобросовестные работодатели часто вместо трудовых договоров заключали гражданско-правовые. Последние не выгодны работникам, поскольку не предусматривают оплаты отпуска, больничных и некоторые другие гарантии. Кроме того, это незаконно (ч. 2 ст. 15 ТК). Закон о запрете заемного труда призван воспрепятствовать работодателям заключать гражданско-правовые договоры, фактически регулирующие трудовые отношения. По мнению партнера ФБК Александра Ермоленко, новый порядок существенно сузил рынок услуг по предоставлению персонала в аренду, что меняет для предпринимателей картину в трудовом праве и налогообложении. «Ранее этот инструмент использовался для минимизации трудовых рисков и более гибкого регулирования издержек: нужны работники – позвали, не нужны – попросили уйти». Юрист отмечает, что фактический работодатель не платил социальные налоги на такой персонал, но теперь трудинспекции следят за этим строго, выписывая большие штрафы: «По этой причине применение механизма заёмного труда стало менее широким».

Источник: http://pravo.ru/