Новости
РБК. Евгения Шохина: «У социального бизнеса много возможностей»
31 октября 2018

Евгения Шохина — директор Фонда поддержки социальных проектов, один из кураторов номинации «Менеджер в социальной сфере» Премии РБК. Она рассказала, что происходит в отрасли в 2018 году и кто добивается успеха

— Расскажите, чем живет социальная сфера в 2018 году? Какие главные события в ней произошли?

— Одно из самых важных событий последнего года — открытие Фонда поддержки социальных проектов (ФПСП), который мне доверили возглавить. Фонд развивает социальное предпринимательство в России, помогает проектам становиться коммерчески успешными, чтобы они не только приносили пользу обществу, но и умели зарабатывать.

А главное событие непосредственно в фонде — создание акселератора социальных проектов. У нас было уже два выпуска. Акселератор помог участникам увеличить выручку в среднем в 2,5 раза, многие начали тиражировать свои проекты в другие регионы. Такой результат говорит сам за себя. А 15 октября стартовала третья акселерационная программа — итоги подведем в конце года.

— В каких сферах предпочитают работать социальные предприниматели?

— Большинство проектов специализируются на оказании социальной помощи населению. Много проектов в образовательной сфере, на третьем месте — проекты в области здравоохранения, культурные инициативы и проекты, направленные на решение экологических проблем. У социального бизнеса профиль очень широкий.

«С каждым годом становиться предпринимателем немного проще, но важно в начале пути все просчитать»

— Влияют ли внешние факторы — общественные явления, кризисы, политическая обстановка — на социальные проекты?

— Это удивительно, но наш фонд и наши партнеры из числа других инвестиционных фондов и институтов развития подтверждают, что основатели социального бизнеса так вовлечены в свое дело и так переполнены верой в него, что работают по принципу «не благодаря, а вопреки». Поэтому им мало что может помешать, а вот помощь лишней не бывает.

Евгения Шохина — президент Бизнес-школы РСПП, главный редактор журнала «Бизнес России». Общественный деятель, филантроп, кандидат политических наук.

С 2015 по 2017 год была заместителем руководителя представительства правительства Тульской области при правительстве РФ. Ранее — член Общественной палаты Московской области, заместитель председателя комиссии по экономическому развитию, предпринимательству и инвестициям. С 2007 по 2011 год руководила Центром менеджмента корпоративных мероприятий РСПП. Окончила факультет прикладной политологии НИУ ВШЭ, в 2005 году получила степень MBA по программе «Политические и бизнес-коммуникации» в Институте коммуникационного менеджмента.

— Какие в России условия для роста социальных проектов? Или в связи с тем, что Россия — это немного страна третьего мира, здесь и есть благодатная почва для их развития?

— Почему третьего мира? С каждым годом для социальных предпринимателей в России появляется все больше возможностей, хотя условия и часто меняются. Главное — количество людей, желающих заниматься собственным делом, растет. Сегодня многое стало возможным благодаря новым технологиям и доступному онлайн-образованию. Например, увеличивается количество мам в декрете, у которых получается совмещать собственное дело и воспитание детей: это и выпечка на дому, и швейные мастерские, и онлайн-магазины. Одновременно с этим постепенно дешевеют кредиты, хотя малому бизнесу до сих пор сложно их получать из-за отсутствия залогов. Сейчас обсуждается возможность использования материнского капитала для открытия бизнеса. С каждым годом становиться предпринимателем немного проще, но важно в начале пути все правильно просчитать.

— Какой регион самый продвинутый с точки зрения развития социальных проектов в России?

— В рамках Национального рейтинга состояния инвестиционного климата в субъектах РФ, который делает Агентство стратегических инициатив, оценивается в том числе степень поддержки субъектов МСП (малого и среднего предпринимательства. — РБК), к ним в большинстве случаев относятся социальные предприниматели. Результаты 2018 года объявили на ПМЭФ — в тройке лидеров оказались Тюменская область, Москва и Республика Татарстан. Наш фонд подписал соглашения о сотрудничестве пока с десятью регионами. В каждом из них есть успешные социальные проекты. Но субъекты, которые давно работают в этом направлении, добились более впечатляющих результатов — это и ХМАО, Нижегородская и Тульская области.

— Каких мер поддержки социальных проектов сегодня не хватает в России?

— Как я уже говорила, доступ к дешевым кредитам остается сложным из-за отсутствия у социальных предпринимателей залоговой базы. Также я бы предложила рассмотреть введение налоговых льгот для многодетных семей, которые решили заняться социальным бизнесом. Я, например, как мама четверых детей была бы более мотивирована заниматься предпринимательством, если бы у меня были налоговые льготы.

«Нет законодательно закрепленного определения социального предпринимателя, поэтому мы стараемся определить его сами»

— Один из инструментов поддержки социальных предпринимателей — акселератор ФПСП. Что они могут получить на выходе из него?

— Акселератор — это программа по интенсивному увеличению количественных бизнес-показателей проекта. С основателями работают трекеры — специалисты, которые формулируют, подтверждают или опровергают гипотезы и ведут проект к финансовой стабильности. Обычно после обучения предприниматели понимают, где их основной источник заработка, видят, что могут расти, и часто выходят на франшизу.

— Приведите яркий пример микробизнеса, ушедшего в тиражирование.

— Например, проект «Волшебный батут» в Тюмени для детей-аутистов. Основатели запатентовали свою методику, подтверждающую значительные улучшения у детишек. Сейчас основатели открыли филиал в Санкт-Петербурге, готовятся открываться в Москве и планируют выходить на международный рынок. К этой мысли они пришли после нашего акселератора.

Также есть сильный проект, коливинг — хостел с дополнительной ценностью для клиентов в виде бесплатного коворкинга, регулярных бесплатных мероприятий, относительно низких для центра Москвы цен и, главное, домашней уютной обстановкой. Большинство клиентов живут в этом коливинге более года.

— По каким критериям вы определяете социальную значимость проекта?

— У нас несколько таких критериев. В частности, если часть продукции или услуг предоставляется бесплатно малозащищенным слоям населения. Еще один критерий — если в компании работают люди с ограниченными возможностями и их не менее 25% от общего числа сотрудников.

До сих пор нет ни законодательно закрепленного определения социального предпринимателя, ни единого мнения, как считать социальный эффект, поэтому мы стараемся определить его сами. Мы смотрим на то, какую социальную проблему решает проект, но еще важно, чтобы основатели видели в этом свою миссию, а не формальную галочку, которая поможет им получить дополнительную поддержку.

«Часто создают продукт, даже не подозревая, что в этот момент стали социальными предпринимателями»

— В России многие неоднозначно относятся к термину «социальный предприниматель». Почему так?

— Почему? С каждым годом все больше людей задействованы в этой сфере, и многие начинают понимать важное значение этого направления. Социальные предприниматели — основа успешной экономики страны. Я не думаю, что их неоднозначно оценивают, проблема — в отсутствии четкого определения: кого относить к социальным предпринимателям. Поэтому их деятельность часто приравнивают либо к благотворительности, либо к корпоративной социальной ответственности.

Наш опыт показывает, что это предприниматели, которые решают важную социальную проблему. При этом они не только создают дополнительные рабочие места, но и воодушевляют других людей, столкнувшихся с аналогичными тяжелыми жизненными ситуациями, на то, что решать эту проблему можно. Многие из основателей сами прошли через сложную личную историю. Большинство социальных предпринимателей — женщины, чьи дети имеют те или иные проблемы со здоровьем.

Социальные предприниматели часто создают такой продукт, услугу или сервис, который они не могут получить в данный момент от других, поэтому решают свою задачу сами, зачастую даже не подозревая, что в этот момент они стали социальными предпринимателями.

— Всегда ли успешный социальный предприниматель является успешным социальным менеджером?

— Около 90% наших проектов — микробизнесы. Там основатель — это и есть главный менеджер проекта.

— Как выглядит собирательный портрет хорошего менеджера социального проекта?

— Эта тема часто обсуждается в профессиональном сообществе: что первично — благородное начинание или бизнес-составляющая? Я думаю, что успешные менеджеры умеют гармонично сочетать обе сферы. Они делают проект финансово успешным, вкладывают в него душу и силы и работают на благо общества.

«Премия РБК — важный шаг к тиражированию работающих бизнес-подходов»

— По каким критериям вы будете отбирать номинантов в лонг-лист Премии РБК в номинации «Менеджер в социальной сфере?»

— Мы будем смотреть на наличие этого баланса: финансовой успешности и социальной составляющей.

— Важен ли для попадания в лонг-лист размер и масштаб бизнеса?

— Как я говорила выше, 90% социальных проектов — это микробизнес с низкой маржинальностью. Он никогда не перерастет в средний бизнес, но это и не нужно. В социальном проекте гораздо важнее, чтобы человек, решая определенную социальную проблему, делал это эффективно, используя все возможные меры поддержки. Даже если благополучателями социального предпринимателя являются десять человек, но это старички в вымирающей деревне, которым предлагается не только досуг, но и трудовая занятость, — значимость такого проекта колоссальная.

— Как вы считаете, какова роль и миссия Премии РБК?

— Премия РБК — это главная бизнес-награда в нашей стране. Миссия этой премии — рассказывать об опыте лучших управленцев и пропагандировать эффективные практики, которые реализуют предприниматели, добившиеся высоких результатов. Это важный шаг к тиражированию работающих бизнес-подходов: когда перед тобой успешный пример, то, если ты тоже хочешь относить себя к успешным бизнесменам, волей-неволей будешь равняться на победителей. Хорошо, что такая премия существует.

— Что-то меняется в бизнес-сообществе после объявления номинантов?

— Хорошие примеры вдохновляют. Это как история со спортивной планкой или участием в благотворительных забегах: все делают, кроме тебя. В какой-то момент ты смотришь на друзей и думаешь: ну что же такое, почему я один не такой — и тоже встаешь в планку или бежишь. Так и здесь. Чем больше примеров успеха в такой зоне, как социальное предпринимательство, где люди ежедневно решают сложные задачи, справляются с серьезными проблемами, улучшают жизнь общества, тем лучше для всех.

— Как бы вы ответили на классический для нашей страны некрасовский вопрос: «Кому на Руси жить хорошо»?

— Хорошо жить тому, кто нашел себя. У меня был личный проект — детская школа с ранней профориентацией. Когда ребенок понимает, в чем его призвание, идет по этому пути, наращивает компетенции, то в итоге становится счастливым человеком. У счастливого человека — счастливая семья и окружение. Другое дело, что грандиозного успеха добиваются не все, но и не всем надо к этому стремиться. Успех может быть маленьким и тихим. Можно решать маленькую задачу в рамках своей семьи, подъезда, улицы и получать удовлетворение. Надо просто понимать, к чему лежит сердце, и заниматься этим профессионально.

Источник: https://www.rbc.ru/

Есть вопрос?
Позвони 8-800-100-58-80