Новости
Владимир Путин провёл встречу с представителями предпринимательского сообщества.
27 марта 2020

Встреча с представителями предпринимательского сообщества (ссылка на видео в YouTube).

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Рад вас видеть.

Мы, правда, немножко нарушаем заведённый порядок или тот порядок, который мы пытаемся завести, – работать дистанционно. Но вопросы важные, мы уже не стали отменять ту встречу, которую запланировали ранее.

Я не буду характеризовать всю обстановку, потому что вы все люди грамотные, смотрите интернет и федеральные СМИ и видите, что происходит у нас в стране, за границей.

У нас две проблемы: обрушился фактически рынок нефти, за ним и других энергоресурсов, и вот ещё этот вирус прилетел. Поэтому мы должны будем, не будем, а должны работать сразу по нескольким направлениям.

Конечно, я уже говорил об этом и ещё раз хочу повторить об этом: важнейшая задача – сохранение жизни и здоровья граждан, это очевидно. Но очевидно также и то, что если экономика будет «ложиться», то тогда не будет ресурсов, для того чтобы решать эту важнейшую задачу. В жизни, как обычно, всё очень взаимосвязано.

Вы наверняка видели вчерашнее моё заявление, знаете о тех решениях, которые ещё до этого были приняты на уровне Правительства Российской Федерации, пакет довольно солидный. Весь он настроен на то, чтобы поддержать бизнес вообще и особенно поддержать малый и средний бизнес. Мы прекрасно понимаем, отдаём себе отчёт в том, что малый и средний бизнес находится, может быть, в самом сложном положении, имея в виду все сопровождающие вот эти два негативных явления моменты в экономике.

Не буду здесь долго растекаться в монологах. Думаю, нам лучше начать диалог. Цель нашей встречи только в одном. Правительство находится в постоянном контакте с представителями различных организаций, бизнес-структур, бизнес-объединений. Мы понимаем, что происходит. Но цель сегодняшней встречи – послушать вас напрямую, послушать и ваши предложения, идеи, оценки того, что происходит. А мы постараемся – и я, и мои коллеги, здесь присутствующие, из Правительства, – постараемся соответствующим образом на это отреагировать. Во всяком случае, вы можете быть уверены в том, что всё, что вы скажете, будет услышано, это сто процентов.

Пожалуйста.

Ю.Назарова: Спасибо.

Владимир Владимирович, я, наверное, начну с поздравлений. Сегодня ровно 20 лет назад Вы впервые были избраны Президентом России.

В.Путин: Да ладно.

Ю.Назарова: Хотели Вас с этим поздравить.

В.Путин: Неожиданно совершенно. Спасибо большое.

Ю.Назарова: Да, поздравить. И действительно это были очень трудные годы колоссальных трудов, направленных на объединение народа, подъёма духа и в том числе восстановление нашей страны на международной арене. Большое Вам за это спасибо.

Я уверена, и мы все уверены, что при должном усилии, объединившись все вместе, мы найдём решение, хотя действительно проблема есть, она такая разноплановая и сложная, но мы здесь как раз собрались для того, чтобы её обсуждать. И, собственно говоря, я думаю, что вся страна на самом деле вчера, прильнув к телефонам, планшетам, слушала те меры, которые были Вами озвучены. Бизнес услышал, что он не один, точно так же, как и простые граждане услышали все те меры, которые будут приниматься. Это было очень важно понять, что мы не одни, что обязательно будут приняты все те меры, которые позволят нам выйти из этого кризиса, из этой проблемной ситуации.

Кстати, ОНФ совместно с «Добро.ру» разработали портал как раз, который направлен на объединение усилий бизнеса и социального сектора, волонтёрских организаций, которые, естественно, не могут оставаться в стороне и проявляют такую активность. Мы ищем тоже пути решения. Огромное количество людей откликаются. Естественно, волонтёры уже помогают нам в разных регионах, в разных секторах и направлениях. Мы как Фонд продовольствия «Русь» в том числе участвуем и не можем быть несопричастны.

Мы работаем при поддержке Всемирного русского народного собора. Я, кстати, забыла представиться. Меня зовут Юлиа Назарова, я руководитель Фонда продовольствия «Русь», активист ОНФ. Мы занимаемся тем, что спасаем продукты и раздаём их людям нуждающимся. Работаем по всей России. Забегая вперёд, это не просрочка, это абсолютно пригодные к употреблению продукты, у нас есть все сертификаты, продукты безопасные для употребления. Раздаём мы эти продукты через приходы, храмы Русской православной церкви, через некоммерческие организации. Около 150 тысяч нуждающихся ежемесячно получают нашу помощь. Таким образом мы спасаем около шести тысяч тонн. Кажется, что это очень много, нам кажется, что это очень много, но на самом деле ежегодно в России утилизируется, отправляется на утилизацию около 17 миллионов тонн продовольствия. И на самом деле в таком разрезе, конечно, наши объёмы – это капля в море. И мы сделали такой расчёт: вот если бы нам удавалось спасать, к примеру, миллион двести тонн ежегодно, то ежемесячно мы могли бы обеспечивать продовольствием абсолютно всех нуждающихся в России. То есть это все те 20 миллионов нуждающихся, которые живут в России, по данным Росстата.

Как Вы видите, есть ресурс, как Вы видите, есть и потребность, но есть определённые барьеры в виде налога на прибыль и НДС. К сожалению, сегодня в России утилизировать продукты, даже хорошие продукты, на 30–40 процентов выгоднее, чем передать на благотворительность, чем передать на решение конкретных социальных задач. И, собственно говоря, если честно, хотелось бы воспользоваться возможностью и предложить в том числе, возможно, расширить тот спектр мер, который был Вами вчера предложен. Добавить, первое, поддержку некоммерческих организаций, всех тех организаций, которые работают в сфере социальной, решают социальные задачи. Потому что очень важно, чтобы они тоже оставались в строю и могли вместе с нами участвовать в решении этих задач. Соответствующее письмо было направлено в Правительство, предложения. И, второе, наложить мораторий на НДС и на налог на прибыль по товарным пожертвованиям, возможно, с дальнейшим включением, в том числе в Налоговый кодекс, в статьи 170 и 265, что позволит системно решать задачи социальные и в том числе экологические, что тоже немаловажно.

Спасибо большое.

В.Путин: Вам спасибо. У вас благотворительная организация?

Ю.Назарова: Да, мы благотворительный фонд.

В.Путин: Ну, во‑первых, Вам спасибо и за поздравления, и за вашу работу. Я совсем недавно, буквально позавчера, встречался с волонтёрами в одной из крупнейших московских клиник. А до этого ещё видел волонтёров, которые тоже уже собрались для того, чтобы работать по сейчас самой острой для нас теме – по теме борьбы с вирусом этим, с инфекцией, но и направленные прежде всего на то, чтобы помогать людям, которые нуждаются в поддержке, особенно если это люди преклонного возраста и не могут сами себя обеспечить, пойти в магазин или лекарство принести. Это чрезвычайно востребованная сейчас работа. Надо, конечно, всем людям, которые занимаются этим, думать и о своей собственной безопасности. Это совершенно очевидно. Но то, что они делают, это очень востребованное, это благородное дело, полностью соответствует душе всех народов России. У нас люди в трудные минуты всегда приходили друг другу на помощь.

Что касается благотворительной деятельности, то она ведь тем и отличается от… Во‑первых, мы её поддерживаем, как вы знаете: и грантовая поддержка есть, и, кстати, есть там различные льготы в виде освобождения от непосильной нагрузки, если она возникает. Но давайте не будем забывать, что всё‑таки благотворительная работа и коммерческая деятельность – это разные вещи, и здесь должна быть какая‑то здравая грань между теми, кто занимается извлечением прибыли, и теми, кто такой прибыли не получает и получать не должен в силу благотворительного характера своей работы.

Что касается бизнеса, я вчера уже говорил о льготировании на определённый период времени, за исключением НДС. Я думаю, что эти вопросы ещё возникнут, мы постараемся, я и мои коллеги, на эти вопросы ответить.

Но есть ещё очень важный аспект, он касается производства. Вы знаете, как это ни странно прозвучит, но если всё, что подлежит утилизации, вы назад завернёте, на потребление, я думаю, что у производителей этих продуктов возникнут проблемы. Это так же, как с гуманитарной помощью в своё время, в начале 2000‑х. Очень хорошо помню эту ситуацию, когда производители вдруг пришли – я ещё был Председателем Правительства, несколько месяцев работал, я так был удивлён – и говорят: прекратите завоз гуманитарной помощи! Я говорю: «Почему?» – «Нам невозможно ничего продать будет. Мы взяли кредиты, мы произвели продукцию, а продать невозможно будет!»

Поэтому, конечно, особо нуждающимся ваша деятельность, безусловно, на пользу, и, без всяких сомнений, её надо продолжать. Но просто каждое решение в этой сфере должно быть выверено и просчитано.

Спасибо вам всё равно за работу и за предложения. Мы обязательно посмотрим, что можно сделать дополнительно для того, чтобы ваша деятельность была ещё более эффективной. Спасибо Вам.

Прошу Вас.

Я.Бардинцева: Здравствуйте!

Меня зовут Яна Бардинцева, мультимедийный сервис Okko, и я выступаю от лица теперь предпринимательского сообщества.

Во-первых, позвольте выразить Вам нашу признательность опять‑таки от лица нашего сообщества за Ваше вчерашнее обращение, за Ваши сегодняшние слова. И для нас действительно отрадно видеть, как лидер нашей страны берёт на себя ответственность за государство, реализует такие важные инструменты социальной защиты, и мы в полной мере можем наблюдать, что у нас действительно социально ориентированное государство.

Но и мы как представители бизнеса не можем, конечно, оставаться в стороне, сейчас совершенно не та ситуация. И мы сейчас, опять‑таки откликнувшись на ваш призыв, стараемся действовать сплочённо, ответственно, на опережение и предлагаем инициативы со своей стороны. И вот сегодня, наверное, моя роль здесь не спрашивать и не просить, а рассказать о том, что мы можем сделать, поделиться. Например, сейчас, собственно, миллионы россиян окажутся в ситуации некой изоляции. И да, безусловно, это необходимо, для того чтобы сохранить важнейшее, что у нас есть, – жизнь, безопасность, здоровье. Но тем не менее мы понимаем, что каждый россиянин будет сталкиваться с определённым ощущением дискомфорта, уязвимости.

Мы в этой ситуации совместно с другими компаниями и технологического сообщества, и интернет-сообщества собрали все сервисы, которые помогут человеку, российскому человеку, организовать свой досуг в пределах собственной квартиры, разместили их на сервисе, на портале «доступвсем.рф». И теперь любой россиянин может выбрать занятие себе по душе, своему ребёнку буквально либо бесплатно, либо за символическую плату из разных категорий: кино, музыка, образование. И мы считаем, что как минимум этим мы можем поддержать человека в это непростое время. Это, наверное, самое минимальное действие, которое мы можем произвести.

Но мы как предприниматели не можем и не должны смотреть на кризис только как на кризис. Для нас это должно быть временем возможностей. Как минимум возможности переосмысления наших бизнес-моделей, бизнес-моделей и моделей взаимодействия экономических агентов и общественных институтов. Вот, например, у нас следующая ситуация в стране: сейчас артисты, сейчас культурные деятели не могут выступать перед публикой в силу понятных условий.

В.Путин: Концерты отменяются.

Я.Бардинцева: Да, концерты отменяются, страдает и публика и страдают и артисты. Мы совместно со Сбербанком и с Министерством культуры сформировали проект «Искусство онлайн», и теперь у нас на платформе, на нашей технологической платформе, миллионы россиян могут бесплатно посмотреть уникальные постановки нашей российской культуры. Это постановки Мариинского театра, Александринского театра, Московской филармонии, театра Эйфмана, Театра наций, то есть всё то, что ранее миллионам россиян от Калининграда до Владивостока было просто недоступно. Это в том числе и новые возможности.

Второй пример – артисты популярные и рок‑музыканты. Точно так же нет концертов. Люди сидят дома, чувствуют себя в уязвимости. Недавно мы провели, например, онлайн‑концерт, который собрал более трёх миллионов зрителей, и они не только смотрели выступление своих любимых артистов, это была группа «Би‑2», но и задавали им вопросы в соцсетях, артисты общались со зрителями, и получился реально абсолютно живой концерт, когда просто все зрители почувствовали такое единение. Сейчас мы такие концерты делаем уже каждую пятницу и субботу. Мы чувствуем благодарность и некую отзывчивость от наших пользователей.

Или ещё пример. Совместно с фитнес‑корпорацией World Class мы реализуем программу онлайн‑тренировок, тоже абсолютно бесплатных для всех возрастных категорий россиян. Реализуем такую программу тренировок, потому что понимаем, что вести здоровый образ жизни, поддерживать собственное здоровье в текущих условиях сложнее, чем в обычных. И теперь опять‑таки каждый россиянин сможет получить доступ к вот таким возможностям.

Резюмируя всё это, мы видим и вот такие возможности, и, вполне возможно, мы реализуем какие‑то бизнес‑модели, которые по окончании этого непростого периода, когда всё стабилизируется, покажут себя более эффективными, откроют какие‑то новые возможности для граждан.

Те принципы, на основе которых мы взаимодействуем с другими компаниями, с учреждениями государственного сектора, муниципалитетом, это принципы солидарности, социальной ответственности. И мы очень верим в то, что и по окончании этого сложного периода эти принципы останутся для нас эталоном взаимодействия.

Со своей стороны могу только сказать, что мы как представители бизнеса продолжим вкладывать в развитие доступного качественного контента для миллионов россиян, сделаем всё от нас зависящее и возможное. Готовы представить программу дальнейшего развития, представить её на рассмотрение Правительства, а нам всем пожелать успехов в это нелёгкое время.

В.Путин: Я Вам тоже желаю успеха.

У Вас какая часть приносит Вам доход в Вашей работе сегодня?

Я.Бардинцева: Мы реализуем контент на нашей технологической платформе – лицензируемый контент и производимый нами или продюсируемый нами. У нас есть часть бесплатного контента, есть часть платного контента, которую мы опять‑таки покупаем, фактически это не то, что мы можем… У нас есть определённая себестоимость.

В.Путин: Понятно.

Я.Бардинцева: Есть подписная модель, есть редакционная модель. Сейчас на ближайшее время, например, мы отменили плату для всех пользователей, у которых нет подписки.

В.Путин: Представляете, Вы сказали, что надо пользоваться и сложными моментами. Вы сейчас разворачиваете практически сеть большую, привлекаете людей, они смотрят Ваши программы. Вы приобретаете клиентов будущих в огромном количестве. Когда ситуация изменится, а она точно изменится к лучшему, это сто процентов, вопрос, конечно, в сроках, в эффективности нашей совместной работы, но она точно изменится к лучшему, и все люди, которые сегодня пользуются бесплатно Вашими контентами и Вашими новинками, останутся в качестве Ваших клиентов. Это, может быть, тот случай, то счастье, когда несчастье помогает. Во всяком случае, то, что Вы делаете, это дело благородное.

Спасибо Вам большое и удачи.

Я.Бардинцева: Спасибо большое.

В.Путин: Пожалуйста.

Д.Панов: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Меня зовут Дмитрий Панов, я руководитель санкт‑петербургского отделения «Деловой России».

Деловое сообщество с оптимизмом восприняло предложенную новую поправку к Конституции, 57.1, направленную на устойчивое экономическое развитие и повышение доверия между государством и гражданами.

Мне особенно отрадно об этом говорить, потому что группа компаний, которой я управляю, как раз и называется «Доверие». Устойчивый экономический рост, повышение…

В.Путин: А чем Вы занимаетесь?

Д.Панов: Мы строим жильё. Мы строим жилые дома в Петербурге для петербуржцев и для тех людей, которые посещают наш город.

В.Путин: Как Вы оцениваете переход на новые схемы финансирования строительной отрасли?

Д.Панов: Спасибо за вопрос.

Мы предприняли большое количество усилий, чтобы достичь того самого баланса, когда этот переход будет максимально комфортным для представителей девелоперского сообщества и для представителей власти, безусловно, гарантировав максимальную защищённость для граждан нашей страны.

В.Путин: У вас по сравнению с прежним периодом, когда привлекались в большом количестве деньги граждан, объём строительства в метрах увеличился, снизился?

Д.Панов: Вы знаете, наш банк, который на сегодняшний день есть для перспективных проектов, позволяет нам на тех условиях, которые на сегодняшний день созданы с эскроу‑счетами. В Санкт Петербурге, слава богу, отлажена абсолютно ровно система взаимодействия. Все банки абсолютно отзывчивы.

Безусловно, нам требуется сейчас просто пересмотреть наши бизнес‑модели исходя из спроса. Самое важное – это поддержать спрос граждан на недвижимость. Поэтому мы, безусловно, будем прикладывать к этому усилия, «Деловая Россия» много прикладывает к этому усилий, и мы продолжим, безусловно.

В.Путин: Не подрезала вас новая система со эскроу‑счетами?

Д.Панов: Так случилось, что меня включили в состав рабочей группы при Госсовете, и мы имеем возможность адресовать меры, которые необходимы для поддержки, напрямую в рабочую группу Президенту Татарстана. И он очень грамотно и качественно их рассматривает и всегда слышит и откликается на те просьбы, которые…

В.Путин: Вы из Петербурга?

Д.Панов: Да.

В.Путин: А при чём здесь Татарстан?

Д.Панов: Рабочая группа Госсовета именно по реализации нацпроекта «Жильё и городская среда», как раз Президент Татарстана…

В.Путин: А,он возглавляет.И таким образом вы как бы продвигаете идеи, которые считаются целесообразными для реализации.

Д.Панов: Они все сбалансированы. Безусловно, мы позицию со всех регионов собираем и туда как раз доставляем общую консолидированную позицию именно делового сообщества.

В.Путин: Извините, я Вас перебил. Просто было очень интересно услышать Ваше мнение по ситуации в отрасли.

Д.Панов: Как раз возвращаясь к этой поправке: эта поправка нацелена в первую очередь на устойчивый экономический рост, повышение благосостояния граждан, а самое главное – уважение к человеку труда. Это всё то, что уже сейчас реализуется, пока ещё не утверждена Конституция, в качестве отклика на эпидемиологические и макроэкономические вызовы, которые сейчас наша страна получила.

Мы бесконечно благодарны Вам за то обращение, которое Вы сделали вчера. Мы действительно почувствовали себя защищёнными. Одновременно с этим мы считаем, что мы можем попросить о дополнительных мерах, которые позволят нам дальше продолжить нашу деятельность.

В.Путин: Только без этого давайте. Переходите теперь к основной части.

Д.Панов: Спасибо.

Мы считаем, что возможно подумать о том, чтобы те государственные закупки, которые запланированы на III и IV кварталы 2020 года, реализовать во втором квартале 2020 года. Одновременно с этим мы считаем, что можно подумать о системе авансирования, особенно для субъектов МСП, от 50 до 75 процентов. Это было бы очень существенное подспорье.

Я могу сказать, что на сегодняшний день региональные власти принимают очень большое участие по поддержанию бизнес‑сообщества, в частности в Санкт‑Петербурге, я могу абсолютно точно отвечать, администрация города, в том числе и прокуратура.

И мы считаем, что ещё одно предложение, которое мы имеем право озвучить, – это попросить о докапитализации фондов поддержки предпринимательства в регионах. Благодаря этому, я думаю, на ещё более продолжительный срок, надеюсь, до завершения выхода из этой ситуации мы бы чувствовали себя защищёнными.

В.Путин: Хорошее предложение.

Вы знаете, что мы эту программу осуществляем: и госзакупок у малого и среднего бизнеса, и через госкомпании. Некоторым госкомпаниям предоставлено право, по сути, это уже обязательство их, не 15 процентов закупать, а до 20 процентов закупать у малого и среднего бизнеса. И эта программа, безусловно, будет продолжаться. Не помню точно, чтобы не соврать цифру, но, по‑моему, чуть ли не три триллиона. Андрей Рэмович, не помните?

А.Белоусов: Три триллиона рублей.

В.Путин: Свыше трёх триллионов закупки у малого бизнеса осуществлены в целом и по госзакупкам, и по линии госкомпаний, а в этом году, уже только с начала года, 580 миллиардов. Это очень приличные, значимые цифры поддержки малого и среднего бизнеса, и эта программа, безусловно, будет продолжаться.

Ваше предложение «сместить влево», что называется, объёмы закупок, они, конечно, должны соответствовать потребностям компаний и государства, но в целом об этом точно совершенно можно подумать, это хорошая идея.

Д.Панов: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

В.Путин: Спасибо Вам за идею, обязательно подумаем.

Мы уже говорили сейчас с Андреем Рэмовичем, перед тем как войти сюда, главное – вовремя это всё сделать. И «смещение влево» – это хорошая мера.

Только, повторяю ещё раз, надо будет посмотреть потребности, нельзя купить сегодня то, что потребуется в ноябре, понимаете, просто на складские услуги уйдёт много денег, может быть, но надо посмотреть. Идея хорошая, спасибо Вам большое.

Прошу Вас.

Б.Добродеев: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

Борис Добродеев, Mail.ru Group.

Текущая ситуация, она, безусловно, является большой бедой и большим вызовом, на который, как мы считаем, мы, интернет-компании, должны и обязаны помогать…

В.Путин: Mail.ru Group, да?

Б.Добродеев: Да.

Мы должны помогать отвечать обществу, потому что именно мы, интернет-компании, первые и придумали, и освоили дистанционные модели бизнеса, которые сейчас настолько востребованы.

То, что мы делаем уже сейчас, – активно информируем граждан, в том числе разместили на всех наших ресурсах, в наших сетях, во‑первых, наиболее актуальную информацию о коронавирусе, во‑вторых, телефоны всех «горячих линий»: и Минздрава, и Роспотребнадзора, и ссылки на их сайты.

Мы первыми начали очень активно призывать наших пользователей оставаться дома и даже запустили онлайн‑движение «Лучше дома», такой хэштег. В рамках этого движения мы рекомендуем, например, дистанционный сервис онлайн‑образования. На сегодняшний день через социальную сеть «ВКонтакте» можно бесплатно полностью в онлайне проходить образовательную программу. Мы это запустили вместе с нашими партнёрами.

Придумываем способы онлайн‑досуга и онлайн‑развлечений. Для молодёжи запускаем специальные игровые акции. Мы сейчас запускаем киберспортивный виртуальный турнир, чтобы молодёжи было чем заниматься, в том числе и в свободное время.

Делаем бесплатным полностью всё наше программное обеспечение для удалённой работы, чтобы команды могли друг с другом эффективно коммуницировать.

Но при этом больше всего нас сейчас самих беспокоит судьба среднего и малого бизнеса. После Вашего обращения мы сегодня с утра объявили о том, что запускаем программу помощи среднему и малому бизнесу, который находится на наших платформах, в объёме один миллиард рублей.

После Вашего выступления, в том числе после разговоров с представителями среднего и малого бизнеса, мы приняли решение о радикальном снижении комиссии на доставку еды в нашем агрегаторе Delivery Club. Но при этом мы считаем, что и этого недостаточно. Видим, что многие бизнесы, в том числе рестораны, которые активно физически взаимодействуют с потребителями, сейчас просто простаивают. Считаем, что, наверное, доставка является одним из немногих способов загрузить все эти рестораны.

С учётом того что доставка – это очень тяжёлый и низкомаржинальный бизнес как для ресторана, так и для агрегатора, особенно с учётом возросшей нагрузки, хотели предложить радикальную инициативу: мы хотели предложить государству 50 на 50 с нами начать субсидировать заказы онлайн‑доставки для среднего и малого бизнеса, для ресторанов, так чтобы мы брали с ресторана как агрегаторы нулевую комиссию, а для пользователя сама по себе стоимость доставки была бесплатной.

Нам кажется, возможно, это капля в море с учётом масштаба бедствия, но это могло бы помочь ресторанам. Это одна из инициатив.

В.Путин: Можно я сразу отвечу?

Сама по себе идея хорошая, но мы с Вами знаем, что от объёма рынка зависит цена. Ваш объём увеличивается, поэтому вполне естественно, что вы снижаете ставку, так что пока это не такая уж сильная благотворительность.

Б.Добродеев: Безусловно, но, как я говорил, мы работали «в ноль», сейчас мы готовы работать в убыток, и мы, безусловно, не собираемся на этом наживаться.

Я Вас понял, Владимир Владимирович.

В.Путин: Зачем такие слова – «наживаться»? Нет, я как раз не употребляю такие слова, бизнес, он и есть бизнес, он должен работать с прибылью, иначе он умрёт. Мы с вами сегодня обсуждаем возможные дополнительные меры, для того чтобы поддержать бизнес. А бизнес умрёт – тогда и доходов не будет во все уровни бюджетной системы. И как будем решать задачи борьбы с вирусом? Никак. Я второй раз повторяю эту мысль.

Поэтому я к чему? Просто когда Вы сказали «50 на 50» – вообще, идея хорошая, безусловно, заслуживает изучения и поддержки. Надо просто посчитать, сколько на сколько.

Б.Добродеев: Конечно.

В.Путин: У тех же рестораторов, у них всё садится, да? А у вас, наоборот, при увеличении объёма вашей работы, по сути, увеличения рынка количество доставки увеличивается, вы можете снижать свои ставки. Поэтому надо просто это посчитать. Поддержка государства, конечно, возможна и может быть востребована. Давайте посчитаем сколько: 50 на 50 или 30 на 70, я не знаю, ладно?

Б.Добродеев: Мы готовы к компромиссам, и мы готовы, конечно, действовать в режиме полной открытости и транспарентности.

И была вторая инициатива. Мы видим огромный рост на доставку медикаментов, лекарств из аптек. Потому что по понятным причинам люди очень боятся ходить, идти в аптеки.

Сейчас уже обсуждается активно закон, инициатива, чтобы разрешить дистанционную продажу лекарств. Сейчас, на данный момент, там нет агрегаторов. То есть там могут торговать только аптеки, у которых есть лицензия. Без лицензии невозможно доставлять.

При этом нам кажется, что, безусловно, лучше всего справятся именно агрегаторы. Во‑первых, у нас уже есть онлайн‑ресурсы, к которым больше всего привыкли пользователи. Во‑вторых, мы единственные, кто обладает экспертизой массовой масштабной доставки товаров и услуг онлайн. И мы бы хотели попросить включить агрегаторов без лицензии в возможность доставки, может быть, безрецептурных, а, может быть, и рецептурных медикаментов онлайн. Мне кажется, мы бы с этим справились, Владимир Владимирович.

В.Путин: Вы знаете отношение Правительства наверняка к таким вопросам, таким проблемам. Соответствующие структуры Правительства с очень большим подозрением отнеслись к предложению разрешить доставку лекарственных препаратов такой системой онлайн. Но тем не менее я настоял на этом, имея в виду ситуацию, которая складывается в этой сфере.

Думаю, что мы сделали правильно с одновременным повышением ответственности за контрафакт. Обращаю ваше внимание на то, что эта проблема, контрафакта, при доставке онлайн, она характерна, как это ни покажется странным, для очень хорошо организованных рынков Западной Европы. Вот это сейчас там как раз одна из проблем, которые обсуждаются в обществе, в некоторых развитых экономиках европейских стран. Вот как только разрешили, так пошел контрафакт. Я хочу воспользоваться Вашим выступлением, для того чтобы подчеркнуть, что ответственность за это будет повышаться, за контрафакт, – это первое.

Второе: мы уже пошли на то, чтобы разрешить доставку таким образом лекарственных препаратов, в том числе рецептурных. Вопрос в том, насколько расширять этот список. Но всё‑таки это должны решать специалисты.

Ну а по поводу лицензирования агрегаторов, не лицензирования, просто разрешения им работать, это точно совершенно по этому пути надо идти, я с Вами согласен. Обязательно переговорю с Правительством, с Председателем, с Татьяной Алексеевной Голиковой, которая этим занимается. Конечно, Правительство должно быть уверено в надёжности партнёров.

Это может быть официальное лицензирование, неофициальное, я не знаю, но надёжность партнёра должна быть обеспечена. Но в целом, мне кажется, предложение, которое заслуживает внимания.

Б.Добродеев: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

В.Путин: Вам спасибо за работу.

Прошу Вас.

А.Фомина: Владимир Владимирович, добрый день!

Меня зовут Алла Фомина, представляю интересы театрально‑концертной индустрии, негосударственный сектор.

Я тоже хотела бы Вас поблагодарить за вчерашние инициативы, потому что наш сектор в основном состоит из малого и среднего бизнеса. Те решения, которые были приняты, безусловно, нам помогут выстоять в этой непростой ситуации.

Коллеги до меня рассказывали о том, как они помогают другим людям в этой сложной ситуации. Вот мне, честно говоря, сегодня предложить нечего, потому что приняты, конечно, очень правильные меры по сохранению здоровья. И эти меры ограничили наш бизнес на сто процентов по всем фронтам.

В.Путин: Вынужденные меры. Вынужденные, потому что нам нужно…

А.Фомина: И временные.

В.Путин: Да, и временные, и вынужденные. Но они тем короче будут, чем они будут эффективнее и, по‑честному говоря, жёстче.

А.Фомина: Согласна с Вами.

В.Путин: И тогда этот период сократится.

А.Фомина: Полностью поддерживаем. Наш бизнес полностью поддерживает, поэтому мы беспрекословно все эти решения приняли и исполнили.

Но фактически получается такая ситуация, что все театры, концерты, клубы и все сотрудники, которые работали в этой индустрии, – артисты, билетные операторы, они в одночасье остановились. Отменены сотни и тысячи концертов, театральных постановок. На эти постановки продано несколько сотен тысяч билетов.

Сейчас получается такая ситуация, что несмотря на то, что все понимают, что форс‑мажор, зрители также одномоментно все пришли к нам и попросили денег, чтобы вернуть им за реализованные билеты.

Наш бизнес оказался практически, я не преувеличу, если скажу, что перед крахом полностью. Поэтому мы выработали ряд инициатив, которые я сейчас озвучу. Мы написали их, письменно, я Вам передам письмо, чтобы всё было чётко. Письмо подписано лидерами индустрии, и я готова принять участие в рабочей группе, надеюсь она будет сформирована, и предоставить все необходимые данные. Итак, нашей отрасли необходимы следующие мероприятия и следующие решения.

Во-первых, для того чтобы не отвлекать денежные средства, которых и так нет, потому что они потрачены на гонорары, аренду, рекламу и визы, и на другие расходы, многие мероприятия перенесены на более поздние даты, разрешить организаторам пригласить зрителей на эти поздние даты без возможности возврата денежных средств по перенесённым мероприятиям. Это сохранит 50 процентов – примерно где‑то полмиллиарда – денег у организаторов.

Вторая инициатива – разрешить организаторам возвращать денежные средства за полностью отменённые мероприятия в течение 12 месяцев с момента обращения зрителя. В настоящий момент это 10 дней.

В.Путин: То есть отдавать не разово, а сместить возврат денег?

А.Фомина: Да, потому что денежных средств нет, и мы обязуемся вернуть все денежные средства, но нам нужно время, нам нужен денежный поток, который к нам придёт, по мероприятиям, которые будут, скорее всего, самые активные и начнутся только осенью, вряд ли летние мероприятия соберут много зрителей.

И третья инициатива: несмотря на то что мы негосударственный сектор, просим поддержать нас так же, как и государственный сектор, субсидиями. Отрасль в настоящий момент потеряла где‑то примерно 13 миллиардов рублей на предоплаты за организацию мероприятий. Вот примерно о такой сумме говорим, и расчёты можно представить, чтобы разумно и грамотно подойти к распределению этой суммы, которая необходима на поддержание.

В.Путин: Давайте посмотрим. Я понимаю, о чём Вы говорите. Положение в вашей сфере действительно одно из самых сложных. Ну что: зрителей нет, деньги заплачены за целый ряд услуг, за аренду, за то, за это…

Мы прекрасно понимаем и отдаём себе в этом отчёт. Надо посмотреть опыт наших соседей в других странах. Там создаются соответствующие финансовые структуры, «мешочки» небольшие, фонды так называемые, откуда идёт финансирование подобного рода деятельности с целью сохранения сектора как такового, в том числе частного сектора. И ваш посмотрим.

Здесь нужно посмотреть повнимательней, конечно, на взаимоотношения с гражданами. Думаю, что люди, которые заплатили деньги за билеты, это же не случайные люди, во‑первых.

А.Фомина: Это не случайные люди.

В.Путин: Да. Это первое.

Второе: они не заинтересованы в том, чтобы тот, кому они дали деньги, разорился, и потом не с кого вообще было бы ничего получить. Так что лучше получить позже, но получить, чем не получить вообще. Поэтому мы все ваши предложения внимательно рассмотрим.

А.Фомина: Спасибо Вам за понимание.

Е.Лазарева: Добрый день!

Евгения Лазарева.

Я социальный предприниматель и очень много занимаюсь общественной работой и в «Общероссийском народном фронте», и в «Опоре России».

Моя компания с говорящим названием «Маманонстоп» работает в индустрии детства.

Но сейчас я даже не только про себя хочу сказать, я хочу сказать от лица микро- и малого бизнеса, вот тех самых уютных кафешек, швейных мастерских, домашних ресторанчиков, фитнес‑студий, тех, кто создаёт инклюзивные программы для детишек, кто создаёт кучу социальных сервисов, которые сейчас просто на самом деле встали.

Во-первых, конечно, большое спасибо за вчерашние кредитные каникулы, это очень сильный шаг, и за страховые взносы, мы очень долго ждали понижения. Это тоже спасибо.

В.Путин: Вы имеете в виду сейчас микропредприятия?

Е.Лазарева: Я имею в виду микро- и малые предприятия, да.

Мы маленькие, но на самом деле как раз именно эти маленькие сервисы больше всего поддерживают некоммерческую составляющую. Знаете, у нас в сообществе 10 тысяч девушек-предпринимательниц, половина из них, даже не половина, а практически все из них мамы, все поддерживают какие‑то фонды. Мы в прошлом году больше сотни благотворительных мероприятий провели. Мы активно участвуем, у нас дружное сообщество. Сейчас в Общероссийском народном фронте создан предпринимательский штаб, для того чтобы тоже помочь, во‑первых, быстро эти меры, распространить информацию, это очень важно сейчас, чтобы просто все понимали, что происходит. За каждым из нас не одно домохозяйство, вот эти 10 тысяч девушек – это 12 миллиардов рублей налогов в год как минимум.

В.Путин: Как‑то оценили девушек маловато.

Е.Лазарева: На самом деле это минимум. Если брать малый бизнес, там всё равно социальных выплат мы платим около 100 тысяч. Но, условно говоря, я думаю, что здесь есть налоговые службы, они лучше об этом знают. Действительно, это наш вклад, он и социальный, и это люди. И я не могу уволить человека, который у меня работает, – у него восемь детей, трое из них приёмных – никак мы люди в первую очередь.

Конечно, те меры, которые вчера были, они очень важные, своевременные и быстрые, они требуют разъяснений и дополнений, особенно для тех, кто сейчас оказался в очень сложной ситуации, особенно, например, детские садики, учреждения дополнительного образования. Очень важно, чтобы эти меры были адресными. Есть действительно отрасли, которым нужно всё‑таки в зависимости от отрасли применять практику пониженной ставки НДС, правда. Есть истории, когда нужно – просто мы на пределе, каждый день практически как последний, – когда можно использовать, наверное, целевое субсидирование. Мы платили налоги исправно. Те, кто хорошо платил налоги, возможно, для пострадавших отраслей можно рассмотреть субсидирование или возврат страховых взносов.

Мы сейчас обсудили с Андреем Рэмовичем меры. Да, конечно, очень важный вопрос, связанный с арендой, – это ключевой вопрос для маленького бизнеса. Безусловно, есть уже меры, и тут список мер есть. Мы составили много предложений, с удовольствием готовы их представить.

Есть истории, когда можно оптимизировать то, что было. Мы это видим, в корпорации малого и среднего предпринимательства было очень много мер, которые поддерживали предпринимателей. Конечно, множество этих мер были образовательные, но сейчас эти меры, может быть, стоит пересмотреть на спасение и на переориентацию самого бизнеса. Перейти в онлайн для семейного музыкального фестиваля – очень дорого на самом деле. Пересмотреть эти меры, сделать их более эффективными, может быть, оттуда взять меры по тому, чтобы увидеть эти целевые субсидии, они сейчас важны.

В.Путин: Они обещают подешевле сделать.

Е.Лазарева: Конечно, мы очень надеемся на очень быструю реакцию, потому что на самом деле гибнет малый бизнес быстрее, чем люди от коронавируса. Это нехорошо. Но мы всё равно полны оптимизма и хотим лучшего: хотим сохранить свои сервисы, хотим сохранить своих сотрудников. Я очень прошу к тому списку мер, который мы приготовили в штабе Общероссийского народного фронта, внимательно к нему отнестись, мы собрали со всех.

Мы дружны, готовы помогать друг другу и очень надеемся сейчас, что Вы будете нас поддерживать.

Спасибо.

В.Путин: Хорошо.

Смотрите, вряд ли стоит повторять те меры, о которых я вчера сказал, тем не менее обобщённо просто скажу, что речь идёт о пролонгации кредитов для малого, среднего бизнеса на полгода, о пролонгации налогов, за исключением НДС, правда, для микропредприятий, отчислений в социальные фонды.

Вы сейчас упомянули некоторые вещи, которые чрезвычайно важны, я понимаю. Там есть ещё одна мера – понижение уровня социальных взносов в два раза для тех, кто платит зарплату выше МРОТ. Для тех, кто будет продолжать платить на уровне МРОТ либо по каким‑то соображениям меньше, то тогда 30 процентов остаётся. Для тех, кто больше МРОТ, это будет всего 15 процентов. На мой взгляд, это очень существенная поддержка.

Но есть вещи, о которых я не говорил вчера, но которые являются для вас и для других предпринимателей, работающих в этой сфере, чрезвычайно важными. Одна из них – это аренда. Мы это прекрасно понимаем, тоже обсуждаем это. Сейчас Правительство прорабатывает с регионами различные варианты. Здесь, безусловно, они существуют. Я не буду говорить о наиболее радикальных, но один их них – это надо с регионами, только, конечно, быстро надо это делать, договариваться быстро, – чтобы они снижали налоги на имущество. Соответствующим образом можно было бы поддержать предприятия, в том числе торговые, прежде всего сейчас я о них говорю. Мы подумаем, как дополнительно вас поддержать. Есть соображения, о которых Вы сейчас вскользь упомянули, они чрезвычайно важны с социальной точки зрения, я вчера об этом говорил, – это поддержание рынка труда. Вы сейчас сказали, что у Вас такое чувство социальной ответственности…

Е.Лазарева: Очень развито.

В.Путин: Да, трудно увольнять людей, я понимаю, и не нужно этого делать. Но, чтобы создать дополнительные инструменты, сейчас Правительство прорабатывает со Сбербанком получение соответствующих ресурсов. Андрей Рэмович мне только что об этом рассказывал, попросим, он сейчас скажет.

А.Белоусов: Спасибо.

Я буквально, если можно, два слова про отсрочку скажу.

У нас сейчас приняты решения, и они, собственно, реализуются по отсрочкам трёх видов.

Во-первых, это по налогам. По НДС – мы тоже обсуждали эту тему. Но дело в том, что НДС привязан к размеру выручки, и если у вас выручка падает, то, естественно, и автоматически платежи НДС падают. Там есть с точностью до авансов все эти вещи, но ФНС это урегулировала.

Что касается других налогов, мы даём отсрочку для микропредприятий для отраслей, которые попали в зону бедствия. Эти отрасли известны.

В.Путин: Их сейчас семь.

А.Белоусов: Их уже больше семи.

В.Путин: Больше. Но Правительству есть поручение смотреть за реалиями, происходящими в жизни, и по возможности увеличивать даже этот перечень.

А.Белоусов: Коллеги часто говорят: дайте нам налоговые каникулы, – то есть не отсрочку, – мы же потом не сможем заплатить. Я говорю совершенно ответственно, что мы посмотрим, что будет через шесть месяцев. Мы, во‑первых, не знаем, сколько продлится кризис. Но точно скажу, чего не будет: мы не начнём банкротить предприятия, которые не могут выплатить эти самые налоги через шесть месяцев. Будем смотреть: или рассрочка, или ещё продлим этот период. То есть будем исходить из ситуации.

В.Путин: Пролонгация.

А.Белоусов: Пролонгация, конечно.

В.Путин: Пролонгация кредитов, о которой мы говорим, первоначально обсуждалась – я вам открою внутреннюю кухню – три месяца. Потом всё‑таки приняли решение – полгода. И действительно, некоторые здесь присутствующие настаивали на том, чтобы было сказано «с возможностью дальнейшей пролонгации». Я воздержался от этого пока, но идея такая действительно существует.

А.Белоусов: По кредитам. Во‑первых, мы расширяем те кредитные схемы, которые уже есть, они хорошо известны, и запускаем две новые.

Одна кредитная конструкция – это то, о чём сказал Владимир Владимирович. Это реструктуризация, или отсрочка уплаты кредита на полгода с делением процентных платежей на три части. Две части платит не малый бизнес – соответственно, государство и сами банки. И одна треть процентной ставки уплачивается малым бизнесом, но с выбором: либо платится, либо, если потока нет совсем, с правом капитализации процентов с добавлением к телу долга, то есть через шесть месяцев, с отсрочкой на шесть месяцев.

И вторая схема, которая очень востребована, – мы сейчас форсированно работаем, я хочу её запустить со следующей недели буквально, по крайней мере, в пилотном режиме начать её быстро раскручивать со Сбербанком и ВТБ, – это неотложные кредиты на выплату заработной платы под субсидированием процентных ставок в предельном случае до нуля и с высоким гарантийным покрытием. Потому что мы хорошо понимаем, что у малого бизнеса никаких залогов нет сейчас.

Болезненная история достаточно. Воспользуемся кредитной линией, которую сейчас запустил Центральный банк, это четыре процента, вы знаете, о том, что они… Это такая спасительная история. Единственное, что кредиты будут «короткие», тоже на полгода, мы рассматриваем сейчас, что это полгода примерно, дальше будем смотреть, что ещё.

По аренде: действительно, Владимир Владимирович сказал по аренде государственной, то есть там, где госимущество или муниципалитет, эта проблема, вопрос решён. Что касается частной аренды, то будем договариваться, я тоже планирую на следующей неделе здесь…

В.Путин: У частных арендодателей.

А.Белоусов: У частных арендодателей, в основном это торговые центры. Ну предельный случай – мы объявим форс‑мажор. Но это предельный случай, мы понимаем, что торговые центры «завалятся».

В.Путин: Здесь нужно быть очень аккуратным, потому что много сегментов.

А.Белоусов: Поэтому сейчас будем договариваться с субъектами, чтобы они реализовали эту конструкцию, о которой сказал Владимир Владимирович, то есть налог на имущество в обмен на отсрочку арендных платежей. Естественно, пытаемся сейчас тоже договориться, чтобы субъекты обратились к своим арендаторам, чтобы ни в коем случае не расторгали договоры аренды и не повышали арендную плату. Уже есть… Народ разный, пытаются…

Я, кстати, хочу сказать, вот то, что коллега из Mail.ru, мы с ним обсуждали эту тему. Я могу сказать, что я уже дал поручение Федеральной антимонопольной службе ещё на прошлой неделе разобраться. Действительно, у нас рестораны начали пытаться, это нормальная абсолютно история, запустить онлайн‑продажи. В большинстве даже маленьких ресторанов есть набор клиентов, у них есть карты, дисконтные карты, есть адреса, вот они пытаются до них достучаться, в зоне шаговой доступности, чтобы еду им развозить. Что сделали провайдеры? Тарифы подняли тут же, понимаете? Я просто поручил Федеральной антимонопольной службе разобраться с этим делом и просто принять меры, чтобы это всё… Я говорю сейчас совершенно открыто. Я считаю, это просто преступление в той ситуации, которая сейчас происходит.

Наверное, всё.

Е.Лазарева: Спасибо большое.

Мы в свою очередь понимаем, что многие люди ещё не знают об этих мерах.

А.Белоусов: Да, ещё можно? Я забыл просто коллеге сказать. Мы рассматриваем сейчас вопрос о введении форс‑мажора на возврат выручки для билетов. Там проблема даже не только в том, что они сейчас приходят, а в том, что билеты проданы уже на апрель, на май. Я разговаривал и с Валерием Абисаловичем Гергиевым на эту тему, и разговаривал с руководителем ассоциации частных театральных заведений. Очень остро эта проблема стоит, нам её придётся решать.

В.Путин: Посмотрим Ваши предложения. В Ваших предложениях я форс‑мажора не услышал. Я имею в виду коллегу, который за Вами сидит. Это такая жёсткая очень мера. Мы посоветуемся, всё прикинем.

Е.Лазарева: Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста, прошу Вас.

Д.Петровичев: Уважаемый Владимир Владимирович!

Я возглавляю в «Опоре России» бюро по защите прав предпринимателей. Основа работы – это защита законных прав и интересов предпринимателей, оказание им юридической поддержки на безвозмездной основе.

За 18 лет работы рассмотрено более 15 тысяч обращений, причём более 40 процентов из них с участием органов прокуратуры, которая является нашим основным партнёром и защитником.

Здесь хотел бы подчеркнуть, что на сегодняшний день благодаря в том числе Вашей поддержке в виде получения президентского гранта в региональных отделениях «Опоры России» уже имеется 64 подразделения, бюро.

В.Путин: А как Вы взаимодействуете с Титовым Борисом?

Д.Петровичев: Взаимодействуем в рамках совместных рабочих групп, участвуем на площадках той же прокуратуры – это региональные прокуратуры, также институты представлены бизнес‑омбудсменов в регионах. Поэтому работа идёт в постоянном режиме на общественных началах.

Хотел здесь также подчеркнуть, что здесь особая благодарность Вам за поддержку и за создание такой онлайн‑платформы, как «ЗаБизнес.рф». Она только начинает свою работу, уже около тысячи обращений. Мы активно тоже участвуем, подключены к этой работе. И нельзя не сказать о том, что на сегодняшний день мы продолжаем, несмотря на сложное время, приём обращений от предпринимателей. Я хотел подчеркнуть, что на сайте «Опора.ру» имеется вся информация.

Предложение же касается того, что с 2020 года, а именно с июля, такой новый налоговый режим, как налог на профессиональный доход, будет реализован уже во всех регионах. Экспериментальный период показал популярность у самозанятых. И учитывая последовательно реализуемую государственную политику по либерализации уголовно‑правового законодательства, хотелось сделать предложение о том, чтобы распространить уголовно‑правовые гарантии, которые содержатся в уголовно‑процессуальном законе, не только на предпринимателей, но и на самозанятых, которые используют налоговый режим, налог на профессиональных доход, – это первое.

И второе: не могу, пользуясь случаем, не отметить, что в этом году истекает срок действия моратория на плановые проверки. И хотелось бы попросить от всей организации, от всего бизнес‑объединения рассмотреть возможность о продлении моратория в отношении малого и среднего бизнеса.

Спасибо.

В.Путин: Я думаю, что начну с того, чем Вы закончили. Мы и так в сегодняшней ситуации приняли решение и ограничиваем различные проверки, проверочные мероприятия, имея в виду, что бизнес и без этого столкнулся с достаточно большими проблемами, за исключением, конечно, таких мероприятий, которые связаны с жизнью и здоровьем граждан. Но мораторий – да, это идея неплохая, в этой ситуации вполне востребованная. Мы запомним то, что Вы сказали, и попытаемся реализовать – первое.

Второе – то, с чего Вы начали, по поводу уголовно‑процессуальных гарантий. Что Вы имеете в виду? Вы имеете в виду, распространить на самозанятых то, что в отношении бизнеса применяется? Исключить аресты, да?

Д.Петровичев: Я могу пояснить. Да, о применении меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении предпринимателей, особенности возбуждения уголовного дела, особенности прекращения уголовного дела.

В.Путин: Там ведь в чём дело? Во‑первых, налог на самозанятых, режим этот, который предложен, он действительно себя хорошо зарекомендовал. Люди пользуются этим всё шире и шире, это легализует деятельность индивидуальных предпринимателей и даёт им возможность не только решать свои пенсионные вопросы в будущем, но и даёт возможность обратиться в различные финансовые учреждения за кредитами. Так что в целом польза от такой формы взаимодействия индивидуальных предпринимателей с государством, она себя оправдывает.

Что касается гарантий с точки зрения исключения арестов и так далее, там два момента, хочу обратить ваше внимание. Эта возможность теперь наступает только в том случае, если речь идёт о соответствующих ущербах в 1 миллион 400 тысяч рублей. У индивидуальных предпринимателей таких оборотов нет. Так что для него это не очень актуально, на мой взгляд. Но в целом подход должен быть таким же, как и для малого и среднего бизнеса. Здесь я не вижу никаких непреодолимых препятствий, почему это не сделать для индивидуальных предпринимателей. Хорошо, посмотрим.

Д.Петровичев: Спасибо.

В.Путин: Прошу Вас.

И.Сёмин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Илья Сёмин. Я представляю «Народный фронт» и Общественную палату. Спасибо за Вашу антикризисную программу, вчера внимательно слушали. Вы поручили Правительству продолжить работу. Мы вчера уже отправили пакет из 17 мер, которые в дополнение, в развитие этой программы идут. Я на четырёх кратко хотел бы остановиться.

Во-первых, рассрочка, вернее, отсрочка по выплате налогов. Это важная мера. В идеале, конечно, если бы это были каникулы. Но если это будет отсрочка, мне кажется правильным уже сейчас дать параметры этой отсрочки, чтобы спустя шесть месяцев не всю сумму долга за шесть месяцев предприниматель отдавал, а была очень гибкая рассрочка. Мы предлагаем годовую рассрочку.

В.Путин: Чтобы смягчить.

И.Семин: Смягчить, да. И прямо сейчас объявить, что она не будет жесткой.

Во-вторых, то, что сказал Андрей Рэмович, это очень важно, – кредит на неотложные нужды, особенно на выплату зарплаты. В идеале, если бы это был беспроцентный кредит при условии, что предприниматель и компания не увольняют людей, скажем, по данным среднесписочной численности на 1 марта.

В.Путин: Вот это уже, как вы слышали, прорабатывается.

И.Семин: Да. А многие меры действительно сейчас очень оперативны, мы обсуждали. Часть мер уже прямо сегодня принята. То, о чем мы хотели сегодня говорить.

В-третьих, если говорить о налоговых вещах. Хотел объявить, что сегодня налоговая сообщила, что вводит мораторий на блокировку банковских счетов, еще просто не все про это знают. Мы также предлагаем не брать пени и штрафы по временным неуплаченным налогам и неналоговым платежам, которые возникли с 1 марта.

В.Путин: Мы, по-моему, об этом и объявили уже. Андрей Рэмович, мы, по-моему, как раз объявили, что штрафы …

И.Семин: А еще лучше по всему 2020 году.

В.Путин: Это срок. Пени, штрафы – это одно, мы уже об этом объявили. А Вы сейчас говорите – просто продлить до конца года.

И.Семин: И если говорить о поддержке НКО, четвертая мера, которую Вы применили уже к малому бизнесу вчера, но которая точно была очень востребована для поддержки некоммерческого сектора, это снижение страховых взносов для некоммерческих организаций. Там невысокие зарплаты, это будут небольшие издержки, но это реально будет очень сильным стимулом НКО продолжать работать.

Всего 17 предложений. Я не буду подробно о других говорить, но хотел еще об одной вещи сказать – о социальных поправках в Конституцию, потому что сегодня они вообще особое звучание приобретают. Ведь фактически из-за этого коронавируса весь мир перевернулся с ног на голову. И вещи, в том числе социальные гарантии, которые людям по всему миру казались незыблемыми, ничего с ними не случится, они всегда были и будут, уже пересматриваются и в кризисе. Поэтому вот то, что мы сейчас предлагаем застраховать на уровне главного Закона страны – право на труд, такие важные вещи, право на доступную социальную помощь, – они важны именно в этой исторической перспективе, в том числе могут рассматриваться как, видимо, и часть антикризисного плана.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо, что Вы обратили внимание и на те изменения, которые предложены в Конституцию. Действительно, одна из ключевых вещей, заложенных в эти поправки, заключается в том, чтобы придать социальному характеру нашего государства абсолютно зримые, ясные, понятные очертания. Так, насколько это можно сделать в Основном законе страны, конечно. Так что Вы правы. И вот сегодняшняя ситуация, связанная с испытаниями, через которые проходит практически весь мир, имею в виду в том числе испытания, связанные с необходимостью реализации социальных прав граждан, закрепление их в Основном законе, они действительно востребованы. Это стало еще более очевидным.

В некоторых, чего греха таить, так не хочется о грустном, но в некоторых странах просто там в больницы не берут совсем, домой не приходит никто. Люди умирают в квартирах, их находят только на третий-четвертый день, и то в результате санобработки. Поэтому это вещь очень серьезная, это не пустой разговор. И спасибо, что Вы на это внимание обратили.

А что касается нашей текущей ситуации, то у Вас, по сути, Вы сказали, 17, я все не видел предложения, но я обратил внимание на два. Первое, что хотели бы увидеть, – пролонгация предложенных вчера мною льгот, по сути дела, в сфере налогообложения, в сфере кредитов на более длительный срок, не на шесть месяцев, а до конца года. Да?

И.Семин: Не совсем. Речь идет о том, что через шесть месяцев нужно будет заплатить долг по налогу.

В.Путин: Да, но не сразу.

И.Семин: Но не сразу.

В.Путин: Частями. Сделать мягкую проплату. Мне кажется, что это логично. Мы обязательно проработаем. Здесь нужно как следует это проработать, конечно, с Минфином, потому что это фискальные вещи, на которые Антон рассчитывает. Надо все посчитать, но посчитаем обязательно.

И.Семин: Спасибо.

В.Путин: Спасибо Вам.

Прошу Вас.

А.Нечаев: Уважаемый Владимир Владимирович!

Я Алексей Нечаев, основатель и руководитель российской научно-производственной компании «Фаберлик».

Эту неделю мы занимались тем, что переводили часть наших производственных мощностей на производство санитарайзера для рук (очищающее средство). И со следующей недели начинаем выпуск примерно 1,5 миллиона тюбиков неделю, и готовы выпускать его столько времени, сколько понадобиться. Первую партию отдаем оперативному штабу по борьбе с коронавирусом безвозмездно.

Все мы столкнулись с тем, что в обычном порядке сертификация этого средства занимает от трех до шести месяцев в Роспотребнадзоре. Благодаря помощи Вашей Администрации мы этот срок сократили, я надеюсь, до двух недель. И дело не в том, что Роспотребнадзор не хочет это делать, у них есть тоже нормативная база, от которой не следует отклоняться. И очень надеюсь, что мы к 6 апреля начнем их уже не только производить, но и пустим в оборот и отдадим штабу.

Отсюда у меня два предложения. Первое. Мы видим, что ситуация обычная и чрезвычайная ситуация, они разные, требуют разной скорости реагирования. В некоторых странах: в Штатах с 20 марта, в Германии с 24 марта ввели упрощенный порядок, либерализовали процесс. Ты подаешь документы и одновременно уже можешь пускать в оборот эти продукты. Наверное, такое время требует чуть других решений.

И второе предложение уже более общее. Может быть, нам в целом системно стоит посмотреть и сделать не разрешительный порядок сертификации, а, например, уведомительный или заявительный. В этой ситуации, вот которая сейчас с коронавирусом, все люди показывают, кто что стоит, и компании, предприниматели и государственные службы. И мы видим, что предприниматели, они делают ставку своими компаниями, своим делом, своей репутацией. Я очень надеюсь, что нет людей, которые хотят что-то вредное делать. И проверка, она всем проверка.

В.Путин: Помните, сколько людей у нас отравилось спиртом техническим?

А.Нечаев: Конечно, мы все это знаем, да.

В.Путин: Поэтому к таким вопросам нужно подходить очень аккуратно. Но то, что точно нужно сделать, это ускорить, упростить и ускорить решение вопросов подобного рода, для того чтобы нужный сегодня товар доходил как можно быстрее до потребителей. Не только для штаба, а для граждан страны, для медицинских учреждений и так далее. Это точно совершенно надо сделать, и мы постараемся это реализовать, Вы правы абсолютно. Но контроль все-таки должен быть. Просто заявительный принцип на такие вещи, на мой взгляд, немножко опасен. Но понять, на что. На некоторые продукты, наверное, можно и заявить.

А.Нечаев: Гигиенические средства, конечно.

В.Путин: Да, на некоторые продукты можно заявить.

А.Нечаев: Там очень простые формулы, много лет известные. Очень хочется, чтобы страна, конечно, вышла из этой ситуации сильнее.

В.Путин: Они крайне востребованны. Вам спасибо за то, что вы так оперативно перестраиваете производство. И вообще, во-первых, это рынок сегодня так требует, и думаю, что вам пойдет с экономической точки зрения на пользу. Но и то, что вы так оперативно реагируете, здорово. Давайте посмотрим. То, что можно без заявительного принципа, наверное, можно на это перейти. Но в любом случае нужно ускорить и упростить этот порядок.

А.Нечаев: Владимир Владимирович, мы там не выгоды ищем, потому что сейчас эти средства стоят 20 мл – 400 рублей, 600 рублей. 50 мл будут стоить меньше 100 рублей.

В.Путин: Я понимаю, от объема зависит цена. Я понимаю. Согласен.

А.Нечаев: Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста, прошу Вас.

Я.Сомов: Здравствуйте!

Меня зовут Яков Сомов, «Лекториум». Я работаю в президентском лицее № 239.

Мы, кстати, с Вами уже виделись. Я примерно десять лет назад предлагал создать Всероссийскую библиотеку видеолекций. Вы тогда нас поддержали, я ее создал. Поэтому сейчас у нас больше 5 тысяч лекций записано, они опубликованы, порядка 100 курсов, от астрофизики и химии до литературы. Все это бесплатно доступно, учится больше 300 тысяч человек, и все это до коронавируса. А когда коронавирус наступил…

В.Путин: Больше будут учиться.

Я.Сомов: Во-первых, больше, а, во-вторых, мы поработали с партнером, изменили расписание на курсах, убрали платные опции, сейчас бесплатно обучаем создавать подобные курсы. В общем, как в великой книге было сказано: «Гондор позовет – Рохан ответит». Мы ответили. Но меня волнует то, что будет через три-четыре месяца, потому что какое-то время мы в таком формате можем продержаться, а дальше все вернется обратно.

Дело в том, что у нас очень маленький образовательный рынок, практически все деньги находятся у государственных учебных заведений, а из-за подушевого финансирования они склонны к тому, чтобы все деньги оставлять у себя внутри и не закупают внешний образовательный проект. Поэтому я 10 лет занимаюсь тем, что бесплатно обучаю людей, потому что я на самом деле не могу курс по астрофизике, математике и химии никому – ни школам, ни вузам. И если бы, скажем, Президентский физмат лицей № 239 нам не помогал все эти годы, мы бы, в общем, не выжили, не было бы этих тысяч лекций, и в трудную минуту не было бы этого контента.

У меня есть предложение – ориентироваться на мировой опыт, когда у учащегося есть возможность самостоятельно в рамках тех бюджетных средств, которые ему выделяются, какой-то частью, он мог самостоятельно потратить ее, эту часть, на какой-то образовательный продукт или программу, внешнюю, не там, где он учится. По сути, это ваучерная система.

В.Путин: А это отвечает современным стандартам? Как с этой точки зрения?

Я.Сомов: Как сказать, важен не стандарт, а бизнес-процесс. У нас сейчас нет рынка образовательных проектов. Я, студент, создал один из трех проектов в России, Вы знаете, «Открытое образование». Они сделали 500 курсов, это отличные курсы, все замечательно. И три года они их не могут продать друг другу, вузы друг у друга не покупают. Почему? Потому что нет рынка.

Я со стороны пришел, я тоже не могу продать. Через четыре месяца, или когда там закончится коронавирус, мы получим кучу бесплатных людей. У меня за неделю тысяча людей записалась на курс по астрофизике, это круто, замечательно. Но дальше-то деньги где? Мы не сможем развиваться. В Coursera вложено 400–500 миллионов долларов. У нас нет инвестиционных фондов. Цифровой Песков пытался запустить, но чего-то нет этого фонда. То есть у нас нет ни инвестиционных денег, ни возможности использовать государственные. Энтузиастов онлайн-образования у нас немножко. Но, вообще говоря, у нас есть примерно 10 платформ в России, это – тьфу, это вообще ни о чем. Я предлагаю ввести ваучерную систему или, по крайней мере, начать с этим экспериментировать.

В.Путин: Давайте проработаем. Вы можете оформить это предложением?

Я.Сомов: Конечно.

В.Путин: Передайте нам, пожалуйста, ладно?

Я.Сомов: Да.

В.Путин: Андрей, надо забрать. И посмотрим обязательно. Это очень важная сфера деятельности на самом деле. Она, конечно, является хорошим подспорьем. И сегодняшняя ситуация показала, что она востребованна. Я понимаю Ваши опасения, что произойдет через, как Вы сказали, два-три месяца. То есть коллега рассчитывает, что через два-три месяца мы с коронавирусом расправимся. Это уже неплохой прогноз. Потому что в некоторых странах говорят, что война с ним, они войной называют, очень будет долгой. Но когда мы действительно выйдем из этой ситуации, а мы выйдем точно, и я надеюсь, может быть, даже раньше, чем Вы сказали, но тогда… Да, я понимаю, у вас сразу раз, и контингент уйдет.

Я.Сомов: Еще один момент.

Впервые в истории образования в мире у нас появляется открытая обратная связь. То есть когда условный учитель проводит вебинар, сейчас с ребенком дома, понятное дело, что этот вебинар смотрит не только ребенок, и родители, наконец, узнают, как у нас преподают математику, историю, химию и прочее. Ну, как-то до лета мы доживем, а потом в сентябре родители, уже познакомившись с бесплатными прекрасными онлайн-сервисами, которые есть, предъявят, скажем так, повышенные требования к образовательной системе. Что ответит образовательная система?

В.Путин: Тоже неплохо.

Я.Сомов: Это интересно. С точки зрения того, что мы получаем, наконец, обратную связь, это все прекрасно, замечательно, онлайн-образование расцветает буйным цветом. Но надо дать ему шанс развиваться дальше.

В.Путин: Хорошо. Спасибо.

Прошу Вас.

А.Татулова: Здравствуйте, господин Президент!

Меня зовут Анастасия Татулова, я предприниматель. Компании десять лет, прошла три кризиса. Компания «АндерСон», это сеть семейных кафе, кондитерских, детских развлечений и фабрика кондитерских изделий для детей.

Если две недели назад я была средним бизнесом, то сегодня я микробизнес. Просто это надо понимать. И, к сожалению, индустрия, в которой я работаю (я представляю две индустрии фактически: детские развлечения и общественное питание), обе эти индустрии раньше всех почувствовали кризис. Индустрия детская почувствовала его раньше, чем все остальные, в конце февраля, потому что мамы – народ нервный, и надо понимать, что при появлении этого эмоционального фона все праздники, которые составляют 40 процентов нашей выручки, у наших коллег в «Замании», «Кидзании» и «Кидбурге», они все отменили, сто процентов. И из детских развлекательных парков сейчас не работает никто. Надо понимать, что они в простое примерно две недели уже. Мы стоим тоже практически пустые. И я не очень понимаю, что будет с моей компанией завтра.

Я, знаете, хочу сказать даже не о мерах, потому что я вчера с мерами приходила к Андрею Рэмовичу и поняла, что очень многие предложения, правда, уже прорабатываются, и здорово, что их все массово предлагали, и Правительство слышит и будет их внедрять.

В.Путин: Тут есть обратная связь. Здесь у нас есть обратная связь.

А.Татулова: Это здорово.

Я хотела сказать, наверное, даже не про прохождение кризиса, действительно, когда-то это все закончится. Все заканчивается, мы точно выживем. Просто восстановление для этих двух отраслей точно, возможно еще есть такие отрасли, будет не дни, не недели, поток не вернется завтра, это будет много месяцев, а возможно, даже лет. Я сейчас без слез постараюсь Вас умолять, но на самом деле это трагедия, просто трагедия.

В.Путин: Мы понимаем, поэтому и встретились сегодня. Поэтому меры, которые были изложены вчера, они же не просто – подошел, сел перед камерами и начал излагать эти меры – мы готовили всей командой эти меры.

А.Татулова: Вы знаете, ужас ситуации в том, что у этих отраслей совершенно нет никой подушки безопасности. И действительно для бизнеса это абсурдно, то есть, правда, абсурдно приходить к власти и говорить: «Помогите!» Предприниматель – это точно тот человек, который обязан иметь эту подушку, который должен содержать себя сам – так правильно и честно. Просто то, что происходило в последние годы с этими бизнесами, сделало так, что этой подушки вовсе нет.

Я очень хочу Вас попросить, чтобы Вы дали поручение Правительству выполнить обещания, которые были нам даны, которые до сих пор не выполнены.

В.Путин: Какие?

А.Татулова: Первое, наверное, и главное – это изменения в налоговой системе, которые необходимы для обеих отраслей. В этой отрасли в силу специфики отрасли больше от 30–40 процентов это ФОТ, который не облагается НДС. Значит, входящие продукты, на которых готовит отрасль, и что касается общепита, и в том числе общепита в детских центрах, это максимум, это 10 процентов либо ИП. Мы облагаемся 20 процентами НДС при входящем практически нулевом, ну, практически нулевом. То есть все эти деньги мы достаем из собственного кармана. Раньше это было 18, теперь 20. Мы обиваем пороги, ходим, просим. Мы разговаривали с налоговой инспекцией, она говорит: не к нам. Министерство экономического развития говорит: да мы «за», но налоговая против. Я все понимаю, но мы же не поднимемся. И понимаете, почему нельзя принимать это потом? Это надо сделать срочно, сейчас. Потому что сейчас мы находимся в ситуации, когда мы принимаем решение: нам сейчас обанкротиться или дальше побарахтаться.

В.Путин: То есть для вас важно было бы услышать, как будет складываться эта ситуация даже после того, как кризис этот мы преодолеем.

А.Татулова: Конечно. Потому что мы будем сейчас это считать и понимать, что если мы жили с этой однопроцентной рентабельностью и все ждали, ждали, когда нам, собственно, это согласуют, и это не согласовывалось, то дальше у нас просто… У нас сейчас долги, отрицательная рентабельность. Но самый популярный запрос сейчас на людей, которые с банкротством помогают. Поймите нас, мы больше не можем.

В.Путин: Хорошо.

Значит, это будет непростой разговор, потому что там есть такие фундаментальные вещи у наших экономистов, финансистов, которые говорят, что нельзя там увеличивать количество всяких исключений в налогообложении, иначе все это налоговое дело будет растаскано по клочьям, и это не будет работать эффективно. А различными исключениями будут пользоваться не только такие добросовестные предприниматели, как вы, но и те, которые просто будут ползать между этими исключениями, для того чтобы иметь конкурентные преимущества перед теми, кто работает вчистую. Но тем не менее Вы правы абсолютно в том, что Вам нужно понять перспективу того, как будет складываться Ваша жизнь, Ваша работа и Ваш бизнес даже после того, как все эти сложности будут преодолены. Я понимаю это.

А.Татулова: Я Вас очень прошу, пожалуйста, несмотря на то, что это риторика про то, что будут какие-нибудь нечестные люди, которые будут этим пользоваться, но, простите, пожалуйста, у нас есть крайне эффективный механизм ФНС, я бы сказала, что это сегодня самая работающая структура. Пожалуйста, пусть они найдут тех, кто ползает, и что-то с ними сделают, потому что сейчас под ударом находимся, к сожалению, мы – те, кто платит налоги, и те, кого видно. Они не ходят к шашлычникам, они не ходят к каким-то ИП, они ходят туда, куда видно. А видно меня, «Заманию» и «Шоколадницу».

И к этому я тоже хочу сказать, что мы сейчас говорим о помощи МСП. Я понимаю, это важно, но давайте задумаемся. Мне «Шоколадница» денег за промо не платит, но и «АндерСон», и «Шоколадница» (мы меньше, конечно, чем «Шоколадница», у нас 2000 людей, у «Шоколадницы» – 30 тысяч), то есть мы, правда, считаем, что они не важны? Нельзя рассматривать только МСП, пострадавшие отрасли надо рассматривать целиком, и крупный, я Вам хочу сказать, и средний бизнес страдает гораздо больше, чем малый, в силу этого ужаса с налогами, в силу того, что мы сейчас…

Смотрите, на самом деле я даже не в реестре МСП, я тоже очень прошу Вас, пожалуйста, запишите этот вопрос, это важно, сейчас я не в реестре МСП, потому что у меня много людей работает, и поэтому мне помогать не надо. Как это? Это просто отрасль, в которой много людей задействовано. Я не могу в ресторан два официанта поставить, у него должно быть 20, и поваров на кухне должно быть 20, понимаете? Поэтому надо снять это ограничение по людям, для этих отраслей оно не работает. Ни для нас, ни для фитнеса не работает. Нельзя так делать, мы не в реестре даже. Нам сейчас Ваша помощь даже не дойдет. Давайте рассматривать пострадавшие отрасли целиком, пожалуйста.

В.Путин: Мы так и делаем. Там же свыше восьми отраслей. Там и малые, и средние предприятия есть. Мы же по отраслям смотрим. Так и есть.

А.Татулова: А крупные тоже есть.

В.Путин: И крупные тоже есть.

А.Татулова: И у них тоже плохо очень.

В.Путин: Они тоже будут пользоваться этими льготами, которые предоставляются.

А.Татулова: Спасибо.

Я хочу еще попросить. Это тоже важный вопрос, и он, конечно, сейчас на фоне того, что действительно мы все практически банкроты, он, может быть, так не звучит важно, но тоже обещанная нам «гильотина», мы ее ждали, нам обещали. Год прошел.

В.Путин: Она с 1 января должна заработать 2021 года.

А.Татулова: Мне сказали, нельзя спорить с Президентом, но можно я немножечко? Я Вам хочу сказать, что Вы этих людей, которые Вам рассказывают, что она заработает, пожалуйста, командируйте их. Отправьте ко мне на стажировочку. Я сейчас их возьму, поставлю и покажу, как работает их «гильотина». Она не работает.

В.Путин: Так ее пока нет, она с 1 января 2021 года должна заработать.

А.Татулова: Вы знаете, невозможно больше ждать. Я не понимаю, почему для того, чтобы изменить санитарные правила, по которым уже Минэкономразвития давно сделал этот вариант, он согласован с бизнес-сообществом…

В.Путин: Я так же говорю с коллегами и задаю им такой же вопрос: почему нельзя сделать раньше? Они мне отвечают: «Вы хотите, чтобы у нас люди отравились?» Я говорю: «Нет». – «Тогда надо сделать это аккуратно, и внимательно просмотрев последствиякаждого нашего шага.

А.Татулова: Вы их построже спросите.

В.Путин: Давайте я к Вам их пришлю, как Вы предлагаете.

А.Татулова: Я готова, правда.

В.Путин: Я не шучу. Я думаю, что и им будет полезно посмотреть, как жизнь устроена.

А.Татулова: И я не шучу. Правда, на землю надо людей спускать, потому что они там не видят ничего. И когда мы говорим о том, что люди отравятся, – окей, давайте сделаем пилот, давайте на каких-то двух городах. И когда кто-нибудь покажет эти цифры… Есть опыт, пожалуйста, стран СНГ, которые отменяли.

В.Путин: Договорились. Обязательно к Вам их пришлю. Только Вы на них не ругайтесь особенно, покажите, как жизнь устроена. Ладно?

А.Татулова: Я ругаться не буду, но и они меня пусть тоже не закрывают. А то Вам что скажешь, потом приходят люди, говорят: «Это Вы сказали Президенту?»

В.Путин: Нет, да Вы что, не переживайте, за это не переживайте.

А.Татулова: Я говорила о том, что критерии отнесения к МСП нужно точно абсолютно пересмотреть.

В.Путин: Да, я услышал, это очень важный вопрос. На самом деле то, что Вы говорите, – это системный вопрос.

А.Татулова: Системные, их надо решить сейчас, они давно назрели.

В.Путин: Да, я понимаю.

А.Татулова: Простите за настойчивость. Вот можно подождать первого… Может быть, в свободном режиме можно было бы подождать, напрячься, еще год подождать, пока заработает «гильотина». Давайте сейчас, со следующего месяца. В критической ситуации очень важна скорость.

В.Путин: Согласен.

А.Татулова: Важна скорость и риторика, которая звучит по отношению к нам. Не надо обещать: будете сокращать людей, пришлем прокуратуру. Вы знаете, мне все равно. Я вот это сделаю, – ко мне уголовная ответственность, вот это сделаю – уголовная ответственность. Садись, я банкрот.

В.Путин: Послушайте, будете сокращать, прокуратуру никто не пришлет. Просто я думаю, что для людей, таких как вы, я чувствую, Вы переживаете за свою работу, за свое дело, или вот здесь женщина, слева от меня сидит, говорит: людей неохота увольнять, совесть не позволяет. Но кроме совести, есть еще экономические соображения. Потом, когда надо будет, их набрать надо еще где-то, вот в чем вопрос. Поэтому нужно очень быть аккуратным с этим увольнением.

А.Татулова: И поэтому целевая помощь, о которой Вы говорите и о которой Андрей Рэмович тоже говорит, что принято все-таки решение о субсидировании сейчас зарплат. Вы не представляете себе, как нам больно. То есть мы набирали этих людей, учили их, потому что системы обучения, ее тоже нет.

В.Путин: Понимаю, поэтому мы и рассматриваем такую меру.

А.Татулова: Нам очень важно, чтобы это было сделано как можно быстрее. Вот эта скорость важна, еще раз повторю, потому что каждый день человек сейчас, он принимает только одно решение: банкротиться сейчас или побарахтаться. Поэтому не говорите слова «отсрочка». Я понимаю, что вы под этим подразумеваете, что, возможно, вы потом… Бизнес сейчас так не слышит. Скажите, что мы понимаем, что сейчас очень плохо, это не отсрочка. Надо отсрочку заменить на слово «каникулы». Пожалуйста, я Вас умоляю, это очень важно, иначе Вы получите сейчас… Вам ФНС говорит, что Вы получите другую налогооблагаемую базу, так вот, я Вам говорю, Вы никакой не получите, не с кого брать будет.

В.Путин: Понимаю.

А.Татулова: Поэтому, пожалуйста, объясните им, что надо сейчас не говорить об отсрочках, полумеры сейчас не подходят, сейчас подходит только то, что сейчас же нужно сделать и рассказать людям: «Ребята, будет так! Давайте выбираться вместе!» Мы готовы. Любой кризис – это очень хорошая штука для какой-то пересборки. Возможно, настал такой момент. Отношения бизнеса и власти никогда не были легкими, правда. Я не знаю, как у сырьевого бизнеса, а у бизнеса, который на земле, никогда не было легко. Но, может быть, это тот момент, когда нм надо быть заодно просто, и вылезти вместе, заодно.

В.Путин: Я так и хочу.

А.Татулова: И, может быть, это будет какая-то новая система взаимоотношений бизнеса и государства. И мы готовы, и помогать готовы.

В.Путин: Я так и хочу организовать нашу совместную работу. Поэтому вас и пригласил, поэтому и не стал переносит ни в онлайн, никуда, а хотел вас напрямую послушать. Спасибо Вам.

А.Татулова: Спасибо, это важно.

В.Путин: Мне, к сожалению, надо будет завершать уже.

Д.Грохольский: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

Меня зовут Дмитрий Грохольский. Я руководитель роботехнического предприятия СПбГУ «Дайнэмикс», а также инновационного предприятия «Форсел» по производству современного теплоэнергетического оборудования.

Мой вопрос связан опять же с коронавирусом. Правительством Российской Федерации, спасибо Вам огромное, принимаются действенные меры по минимизации потерь предпринимателей. Одной из таких мер является признание форс-мажором коронавируса при исполнении государственных и международных контрактов. От лица бизнессообщества выношу еще одну идею, которая поддержит предпринимателей, признать на федеральном уровне коронавирусную инфекцию форс-мажором не только при исполнении государственных контрактов, но и в обычных хозяйственных отношениях между юридическими лицами.

И дабы не допустить злоупотребления этим обстоятельством, предлагается создать региональную комиссию из представителей большой «четверки» бизнес-объединений, которая принимала бы решение по каждому отдельному случаю. И конечно, это комиссионное заключение должно быть бесплатным.

Спасибо.

В.Путин: Смотрите, что касается Вашего предложения в отношении не только экспортно-импортных контрактов, но и внутри страны. Все можно сделать, но нужно быть только очень аккуратными, чтобы форс-мажором не воспользовался ни тот, с кем вы работаете, но и те, кто работает с вами, с другой стороны. Чтобы вы не были пострадавшим от введения этой меры. Поэтому нужно быть очень аккуратным. А в этой связи, конечно, то, что бизнес-сообщество можно и нужно привлекать к решению вопросов подобного рода, – да, наверное, это точно нужно сделать. Обязательно подумаем, ладно?

Я прошу прощения, но нам придется закончить, потому что у меня уже, видимо, на связи коллега из Франции, надо с ним поговорить. А через 40 минут уже у нас «двадцатка» будет.

У вас важные вопросы, мы их запомним. Это отнесение к малому, среднему бизнесу предприятий и так далее. Это критерии. Но все это связано, в том числе, и с бюджетными возможностями. Ведь для того чтобы предоставить отсрочку или каникулы… На самом деле какая разница – каникулы или отсрочку. Главное – что внутри зарыто, закопано в этих предлагаемых мерах. Вот продлить ее, иметь возможность пролонгации – это другой вопрос. Эти регуляторные всякие – это тоже конкретный вопрос. Мы вот с этим поразбираемся.

И конечно, вы правы еще, безусловно, в том, что в такие моменты, как сейчас, нужно принимать решение быстро и качественно менять отношение. Это правда, я прекрасно это понимаю.

К сожалению, мне надо идти, не сердитесь, пожалуйста.

Реплика: (Без микрофона.)

В.Путин: Давайте. Но Макрон обидится на Вас. Я скажу, что Вы виноваты. Как Вас зовут?

В.Жукович: Жукович Владислав, «Опора России», Санкт-Петербург, Союз православных предпринимателей.

В.Путин: Скажу: это Владислав виноват.

В.Жукович: Речь идет о чем? Преемственность российского бизнеса и формирование новой культуры предпринимательства основаны на традиционных российских ценностях. Проблема заключается в том, что в современных бизнес-школах в основном дают подход западный, основанный на таких идеях протестантизма. При этом, конечно, можно это изучать, и нужно, наверное, но у нас есть своя история предпринимательства, которая, к сожалению, в советское время была несколько дискредитирована.

В.Путин: Не было никакого предпринимательства в советское время.

В.Жукович: Да. Поэтому то, что было в дореволюционной России (я говорю о купцах, промышленниках дореволюционной России), люди, которые, как правило, выходцы из обычных крестьян, которые не только смогли построить успешное дело, они вытесняли импорт, выходили на экспорт, завоевывали рынки Европы. И при этом при всем были меценатами, благотворителями, которые строили больницы, школы. Что особо актуально, в минуты кризиса они оказывали непосредственную финансовую помощь государству и выделяли много средств и на питание, организовывали благотворительные столовые, больницы, то есть шли всегда навстречу тем проблемам, которые были в обществе.

И сейчас мы видим, что поправки, которые сформулированы в Конституции, они прямо поддерживают традиционные российские ценности, они поддерживают логику социального партнерства, социального договора.

Кроме того, появилась функция в Правительстве о поддержке предпринимательства в целом. И это все, эта совокупность поправок, она несколько создает почву для изменения социальной роли предпринимателя с изменением сознания с потребительского на созидательное.

Мы видим то, что сегодня в регионах есть предприниматели, которые думают не только о том, чтобы заработать, они делают все для того, чтобы поддерживать и социальные проекты, и проблемы региона, много занимаются благотворительностью. «Опора» не остается в стороне, мы много ведем благотворительных проектов. Сейчас, в частности, поддерживаем Героев Советского Союза, оказываем им необходимую помощь в это непростое время. Но, конечно же, все, я думаю, предприниматели внутри, они чувствуют стремление к добру, хотят делать что-то хорошее. И, наверное, эти предприниматели наши, российские, должны быть преемниками именно этих славных традиций, которые есть в дореволюционной России, чтобы предприниматель ассоциировался с социально ответственным человеком, который честно работал, создавал рабочие места, производил качественные товары, был меценатом, благотворителем, а не олигархом, который в 90-е годы украл деньги у государства. Но для этого нужно давать эту информацию в учебниках, в школах, в вузах.

Давайте так, о практических шагах. «Опора» сегодня реализует такой проект в 20 регионах России. То есть мы создаем музеи, выставки, памятники, появляются порталы, которые рассказывают об этом и новым предпринимателям, и тем, которые сегодня существуют.

Конечно, нужен системный подход. Мы просим о том, чтобы Вы дали поручение профильным министерствам – Минэкономразвития, Минкультуры, Министерству просвещения, корпорациям МСП, чтобы совместно с основными деловыми объединениями – «Опора России», РСПП, ТПП, «Деловая Россия» – выработать проекты и программы, направленные на внедрение истории российского предпринимательства в систему образования и в систему культуры. В этом случае мы получим, наверное, принципиально новый, качественный уровень предпринимателей, которые будут интересоваться проблемами не только бизнеса, но и государства в целом. Спасибо.

В.Путин: Да, спасибо.

Действительно, у нас предпринимательские традиции очень хорошие в России, они очень глубокие. Советский период – это исключение, никакого предпринимательства не было. И, безусловно, Вы правы в том, что нужно об этом говорить, нужно внедрять в сознание миллионов людей наши лучшие традиции в этом плане. Но чего бы мы ни написали в учебниках, самое главное – практическая жизнь. То, что я сегодня услышал, что вы, здесь собравшиеся, болеете за свои трудовые коллективы, вы ими дорожите, вы хотите их сохранить, вы занимаетесь не только бизнесом, но и благотворительностью, тесно работаете с неправительственными организациями и исходите из конкретной ситуации, которая складывается в стране, и с доходами граждан, думаете об этом – это самая главная практическая жизнь, и ваша работа с людьми, со своими коллективами, и результаты этой работы, социально ориентированные результаты. Они и будут создавать у наших людей, у наших граждан, у нашего народа абсолютно верное представление о том, что предприниматель – это тоже человек труда, это огромный большой труд, требующий большой нервной нагрузки и физической подчас, это связано с такими очень серьезными переживаниями за свое дело, за людей, за которых вы отвечаете, за всю страну на самом деле.

Я хочу вам пожелать успехов. Хочу вас заверить в том, что мы постараемся сделать всё от нас зависящее, чтобы прислушаться к вашим рекомендациям, к вашим советам и как можно быстрее их реализовать.

Мы прекрасно отдаем себе отчет в том, что сейчас скорость важна, качество принятия решений и скорость их реализации. Будем вместе с вами дальше это делать.

Вам спасибо большое.

Источник: Администрация Президента России

Есть вопрос?
Позвони 8-800-100-58-80